Портал "Восток-информ" 2010 г.

 

КТО ведет шоу

 

 

Двое мужчин и одна женщина, объединенные общим прошлым, волею драматурга оказываются во власти памяти на территории загородного дома. Но это не любовный треугольник. Эти трое – жертвы другой пагубной страсти – жажды справедливости - утолить которую невозможно, а вот приблизиться к анализу психопатологии власти герои пытаются.

Марк Ильина – современный Дон Кихот, алчущий справедливости, метущийся в попытках обретения любимой женщины. Анна Ксенофонтовой трогательна и величественна одновременно, она – главный постановщик и исполнитель спектакля-самосуда.

Красивая супружеская чета выясняет: можно ли умереть от избытка правды, можно ли простить, чтобы забыть, и что все-таки побеждает – справедливость или милосердие?

Ответственность за эмоции – на Ксенофонтовой, герой Ильина – пример вечно рефлектирующей интеллигенции. Между ними на сцене периодически возникают не глухие, но все-таки трудно преодолимые преграды. Их-то супруга стремится преодолеть, а супруг – объяснить. Однако, эволюции героини – от образа тоскующей затворницы в мятом халате до роковой мстительницы в огненном одеянии - авторам спектакля недостаточно. Они расширяют пространство камерной драмы, за счет введения мотива ток-шоу – здесь происходит словесная дуэль мужчин.

Улыбки героев - горькие, шутки саркастичные, а истеричный смех срывается в плач. Спектакль по пьесе «Смерть и девушка» А. Дорфмана, заявлен как триллер-комедия. И до финала зритель недоумевают по поводу жанрового определения. А вот обрамление, наконец, расставит все акценты. Что как ни комедия нравов – сегодняшнее телевизионное ток-шоу?! А пафосная маркировка «общественно-политическое» лишь добавит специфической жанровой специи. Здесь циничный, алчущий аплодисментов ведущий (Белоголовцев) принимает в жертву робкие излияния поборника демократии (Ильин) и объявляет смс-голосование.

Все актерские работы в спектакле на высоком уровне. Но если авторы предлагают рассуждать о проблеме в жанре и терминах ТВ, можно вспомнить и о ТВ-амплуа актеров, которое, как ни странно, придает дополнительный объем замыслу. Тогда в спектакле словно отыгрывается оборотная сторона экранных масок деловой женщины, юродивого, подкаблучника.

Интерактивность – пожалуй, самое популярное средство выражения в современном, неакадемическом театре, М. Виторган использует без изысков, к месту. Так сегодняшняя российская реальность с ее медиаперсонажами органично вместила в себя пьесу камерную, экзистенциальную. И, благодаря включению мотива шоу, все прочие закадровые заигрывания с публикой к финалу уже не кажутся бесполезными. Приятно, что режиссер не страдает кинозависимостью, не ориентируется на известный триллер Р. Поланского, а апеллирует к сегодняшнему дню и собственному опыту. В своем театральном режиссерском дебюте Виторган не стесняется своего ТВ-прошлого/настоящего, ведь главное - чувство меры ему не изменило.

 

Нина Спутницкая


 

в начало