Газета "Спортэкспресс", апрель 2007

Главный спортивный комик страны, один из основателей юмористического тележурнала «Назло рекордам» и «О.С.П.-студии» с недавних пор осваивается на ТВ в новом качестве, став участником шоу «Цирк со звездами». Съемки программы проходят в цирке на Цветном бульваре. Там Сергей Белоголовцев встретиться и предложил: «У меня как раз будет перерыв между репетициями. Нет ничего лучше, чем заполнить его приятной беседой о футболе». Правда, есть и другой вид спорта, который им любим никак не меньше…
- В одном из номеров программы «Цирк со звездами» вы жонглировали баскетбольными мячами. А футбольными – слабо?
- Также ловко делать это ногами, я бы, наверное, не смог. Все-таки в баскетбол играю получше, чем в футбол. А тогда меня здорово поддержал Сергей Панов. Узнав, что за номер я готовлю, он специально приехал в цирк. Вышел на арену, надел на меня свою армейскую майку, в которой год назад выиграл с ЦСКА Евролигу. Мне было жутко приятно, хоть майка доставала до колен. Видимо, еще и присутствие Панова сподвигло жюри выставить мне четыре «десятки». Максимальный результат.
- Правда, что в детстве вас не приняли в футбольную школу?
- Да, потому что на тренировке оказался самым медленным. Зато в баскетбольную секцию взяли без проблем. Доиграл я в родном Обнинске до второго взрослого разряда. В советские времена это было круто.
- Что вообще вам ближе – футбол или баскетбол?
- Удивительное дело – по субботам с приятелями мы гоняем в баскет, при этом ни разу не собирались толпой в баре с пивом и криками посмотреть какой-нибудь баскетбольный матч. Футбольный же – сколько угодно. Словом, как игрок больше люблю баскетбол, а как зритель – футбол. Хотя однажды жизнь свела меня на футбольном поле с настоящими звездами.
- Это вы о ком?
- О золотом составе «Спартака» 90-х – Пятницкий, Цымбаларь, Мамедов, Юран… В свое время мы плотно общались, и как-то зазвали они нас с Мишкой Шацем на футбольный междусобойчик. Обычно я в защите играю, а там мышцу дернул и встал в ворота. Сколько пропустил – не помню. Много. Очень много.
- А Шац где играл?
- Миша всегда играет в нападении. Даже если его в оборону поставить, все равно убежит вперед и возвращаться не будет. Единственный случай, когда все 90 минут он сзади отпахал – в матче против английских музыкантов во главе со знаменитым Родом Стюартом. С этим матчем занятная история связана. Стюарт прилетел в Москву на гастроли, и руководители команды «Старко» решили сыграть с ним в футбол. В назначенный час мы подъехали к спорткомплексу «Дружба». Стюарт зашел туда, огляделся по сторонам и со словами: «На паркете в футбол не играют», собрался уходить. Его остановили и заверили, что пойдем на улицу, благо в Лужниках полей немало. А был ноябрь, холод собачий. Мы все в трусах и майках – играть-то рассчитывали в зале – утеплиться уже никак не могли. Шац пришел вместе с Таней Лазаревой. Когда выяснилось, что матч состоится на открытом воздухе, она громко закричала: «Миша, куда?! Тебе нельзя, у тебя же сопли!» Но Миша, конечно, вышел на поле. Чтобы не замерзнуть, мы с ним в защите носились как безумные. И вот такой момент. Шла высокая «свеча» с фланга, Стюарт находился у меня за спиной. Я начал пятиться, растопырил руки, чтоб башкой этот мяч отбить, и вдруг…
- Что?
- Вдруг я почувствовал, как моя рука уперлась во что-то мягкое и выпуклое. Не убирая ее, медленно развернулся и встретился взглядом со Стюартом, который с изумлением на меня уставился. Тут до меня дошло, что я держу его за… Ну, вы догадались, за какое место. Так несколько секунд мы стояли, глядя в глаза друг другу. Потом я очнулся, резко одернул руку и забормотал: «Сорри, сорри». На что Стюарт, покачав головой, ответил: «Да-а, крутой ты парень». И опасливо затрусил подальше от наших ворот.
- Вы с ним обошлись прямо как Винни Джонс – с Полом Гаскойном…
- Я же не специально! Винни Джонса, к слову, обожаю. Гениальный чувак. Его фильм «Костолом» смотрел раз восемь. Для меня это стало таким откровением… А над Стюартом мы с Шацем, конечно, глумились по полной программе. Это все музыканты, игравшие в «Старко», отнеслись к нему с огромным пиететом, а нам-то что. Да и то, что погнал нас на мороз, любви к английскому гостю не добавило. Когда Стюарт запулил мяч выше ворот, я нагло крикнул ему: «Роди, автора». Наши на меня сразу зашикали: мол, как ты можешь рок-легенду за мячом посылать. Ничего, сбегал.
- В 2004 году, перед тем как отправиться с группой болельщиков на чемпионат Европы в Португалию, вы грозились побриться наголо и раскрасить голову в цвета российского флага. Воплотили задумку в жизнь?
- Жена не позволила. Она ездила вместе со мной. Болели мы отчаянно. Я глотку сорвал так, что неделю с трудом разговаривал. А Наташа в последнем нашем матче с греками на пару секунд даже потеряла сознание. Когда Булыкин забил второй гол, она настолько высоко подпрыгнула и громко крикнула, что на сидение опускалась уже в состоянии грогги. Но были среди российских болельщиков в Португалии и такие, кого мне хотелось растерзать. Толстые дядьки с красными мордами, крепко потреблявшие захваченную с собой из дома «Гжелочку», поглаживали свои необъятные животы и либо молча сидели на трибуне, либо начинали гундеть: «Е-мое, ну чо мы сюда приперлись, чо опять позоримся»… Как же они меня бесили! Приехал на чемпионат Европы – так болей за нашу сборную, поддерживай ее. А если все будем гундеть – ничего путного из этого не выйдет.
- Прошлым летом на чемпионате мира в Германии были?
- Нет. За кого мне там было болеть? Я знаком с Ребровым и Калиниченко, понимаю, что украинцы – наши братья, да практически это мы и есть, разве что язык у них посмешнее, но заставить себя стать болельщиком сборной Украины выше моих сил. До сих пор не могли простить им «точку» Шевченко. Вот как только Россия попадет на чемпионат мира или Европы – тут же помчусь за билетами.
- Верите, что увидим ее на Евро-2008?
- Верю! Мне по душе подход Хиддинка. До недавнего времени в сборной было все, как в родном шоу-бизнесе. Обойма артистов участвует во всех праздниках и концертах. Включаешь телевизор – одни и те же лица, одни и те же песни. Ужас! Хорошо, появились эти «Фабрики» - хоть какое-то разнообразие. Так и в футболе. Была группа игроков, которых вызывали в сборную при всех тренерах. Результат отсутствовал, однако почти ничего не менялось. А Хиддинк опирается на молодежь. Смертин, Радимов, Хохлов, Лоськов, Титов в сборной, будем откровенны, свой потенциал уже выработали. В клубах они играют неплохо – и слава богу. Мне очень приятно, если тот же Лоськов, например, завершит карьеру в «Локомотиве». Это будет красиво со стороны «Локо». Поскольку то, что Вовка Бесчастных заканчивает не в «Спартаке» и то, как поступили там с Аленем – просто позор. Позор моему любимому «Спартаку», за который болею с четырех лет.
- Значит, в конфликте Аленичев – Старков вы на стороне игрока?
- Конечно! Наша страна пока не готова к демократии. Причем на любом уровне – общения с людьми другой национальности, другого вероисповедания, другой сексуальной ориентации… Что сказал Аленичев? То, о чем все говорили на кухне. Женам, друзьям, нам, болельщикам, за чашкой пива и кружкой чая: «Старков все делает неправильно, у него трусливая тактика, это перестало быть похожим на «Спартак». Один человек взял на себя смелость и объявил об этом публично. Алень, как летчик, пошел на таран, подбив латвийский тихоход, который еще недолго пролетел над землей, но в итоге задымился и рухнул. Если бы его простили и вернули в команду после отставки Старкова, уверен, на следующую же игру «Спартака» пришло бы вдвое больше болельщиков! В 2005-м у меня был абонемент на матчи «Спартака». Играли, кажется, с «Сатурном». В какой-то момент на поле оказались Титов, Аленичев и Калиниченко. Не хватало лишь Тихонова в эту бриллиантовую полузащиту. В тот миг я увидел прежний «Спартак». Забегания, «стеночки» - все, как раньше. Я сидел на трибуне со старшим сыном. Мы переглянулись и в один голос сказали: «Это – «Спартак»! Тот самый «Спартак». Грустно, что продолжения не последовало.
- А как вам «пионеротряд» Федотова?
- Мне кажется, «Спартак» начинает потихоньку возрождаться. Титов как-то в интервью рассказал о периоде в середине 90-х: «У нас была такая маленькая зарплата, что играли мы не за деньги, а за красно-белый ромбик на груди». Конечно, все они еще сыроваты – Шишкин, Торбинский, Дзюба, Прудников, Кудряшов. Пусть, но они не равнодушны к судьбе команды. Видно, что выходят на поле не только «бабки» зарабатывать. У них еще есть в сердце этот ромбик.
- Бывало, что теряли на время интерес к «Спартаку»?
- Наверное, любой болельщик порой говорит себе: «Клянусь, больше никогда не включу телевизор и не пойду на стадион смотреть на этих безвольных бездарностей». Проходит тур, может, два, - и потом вновь тянет на футбол. Когда с детства что-то полюбил, вытравить это из души невозможно.
- Есть в российском чемпионате игроки, которыми восхищаетесь?
- Жирков. Он и Кержаков, на мой взгляд, сейчас в нашем футболе вне конкуренции. Сильных игроков немало, но Жирков точно не затерялся бы в любом топ-клубе. Как жаль, что Романцев в свое время предпочел ему шедевр вроде Эссиена Фло! А перед Кержаковым снимаю шляпу. Человек уехал в Испанию, хотя не скрывает, что в «Зените» получал бы на порядок больше. Поступок! И достойный пример для подражания. Наши футболисты никуда не едут, поэтому и останавливаются в росте. Чем, например, хорваты лучше нас? Да ничем! Но их сборная без всякой боязни сражается с бразильцами, аргентинцами, французами. Я понял, в чем здесь дело. Они к ним привыкли. Играет хорватский защитник в какой-нибудь заштатной «Осасуне», но в чемпионате регулярно выходит против звезд - Роналдинью, Зидана, Аймара. Ими его уже не напугаешь. А наши? Один знакомый футболист выдал мне давеча: «Ты видел, какой гол положил вчера Роналдинью? Если он в футбол играет, то чем тогда занимаюсь я?» Пришлось стукнуть его по голове. «Почему такая низкая самооценка?! – кипятился я. – Да, Роналдинью феномен, но это еще не повод, чтобы так перед ним робеть».
- У кого из ваших друзей-футболистов самое хорошее чувство юмора?
- Меня часто спрашивали: «О чем можно разговаривать с футболистами? Они же все тупые». Глупости. Подавляющее большинство – искрометные, веселые люди. Цымбаларь – хохмач. С ним никогда не было скучно. У Титова необычное чувство юмора. Шутит тонко, не в лоб. Мамедов тоже редкого обаяния человек, со своим шармом. А больше всего смешных историй я слышал от Горлуковича.
- Вот уж не подумал бы.
- О, как Дед рассказывал про свою жизнь в Германии, про то, с какими приключениями в те бандитские времена перегонял через Польшу машину. Я хохотал так, что чуть гланды не выскочили. Познакомились мы при весьма любопытных обстоятельствах. В «Назло рекордам» накануне чемпионата Европы-96 в Англии придумали про Горлуковича кричалку: «Соперники боятся его железной стопы, зовут между собой сенокосилкой, ведь у него на бутсах из титана шипы, один удар – и трое на носилках». В сборной все потешались над ним, за глаза прозвали Сенокосилкой. Вскоре у кого-то из спартаковцев был день рождения, нас с Шацем пригласили. Вечер был в разгаре, когда ко мне вдруг подошел Горлукович. Схватил за шиворот и зловещим голосом произнес по слогам: «Вы нас сглазили. Всю нашу сборную и меня лично». Лицо у него было абсолютно серьезное.
- Перепугались?
- Не то слово. Кто бы, интересно, Горлуковича не испугался. Завидев Цымбаларя, я закричал: «Цыля, спасай, не то он меня сейчас убьет». Илья подбежал: «Дед, Дед, ты чего? Это ж Серега Белоголовцев, отпусти его». Горлукович отпустил. Нехотя. А через минуту подсел ко мне за стол и говорит: «Ты что, шуток не понимаешь?» По сей день не знаю, что это было – блестяще сыгранный по-актерски эпизод или действительно желание расквитаться за наши невинные шутки.
- А кого чаще всего пародировали?
- Чемпион по упоминаниям – Юра Ковтун. Ему в нашей передаче было посвящено множество шуток, куплетов, кричалок. Высокий, нескладный, эти постоянные карточки, подножки, голы в свои ворота… Но Юру я люблю. На него всю жизнь вешали собак, а он выходил и бился в каждом матче. Несгибаемый характер! Поклон в пояс.
- Самая точная пародия, которой лично вы гордитесь?
- На Владимира Никитовича Маслаченко. «Футбольный пуп» с обозревателем Владимиром Масленкой – мой любимый персонаж. Это было попадание в «яблочко». Маслаченко я очень уважаю. Все его фирменные обороты: «Учитесь, мальчишки!», «Да, вы абсолютно правы, вратарь должен был играть на выходе», «Соглашусь с вами, защитник здесь ошибся»… По-моему, здорово, когда комментатор не просто рассказывает о матче, а ведет с телезрителями, своеобразный диалог.
- Не обижался Владимир Никитович?
- Насколько мне известно – нет. На пародии вообще обижаться не стоит. Их заслуживает только яркий, интересный человек.
- По интернету давно гуляет ролик из «Назло рекордам» с пародией на Газзаева и Семина, где в выражениях не стесняетесь. Как на это решились?
- Это отдельная песня. Мы захотели сделать пародию на не всегда дружественные отношения между тренерами. Посмотрели на Мишу Шаца и Пашу Кабанова. Поняли, что Мишка при некоторой работе над ним гримеров похож на Газзаева, а Павлик – на Семина. Я изображал журналиста, который по ходу матча берет у них интервью. И говорю им перед записью: «Если будете крыть друг друга словами, типа, дурачок и некрасивая свинюшка, то актерского накала не получится. Лучше проговаривайте свой текст и в промежутке вставляйте все, что придет в голову. Мат, разумеется, потом вырежем или «запикаем». В эфир так это и вышло. Никто бы ничего не узнал, если бы не какой-то ушлый товарищ, сидевший в аппаратной. Он украл копию и выложил ее в интернете в первозданном варианте. Со всей мощной ненормативной лексикой. Когда я это обнаружил – был на грани обморока. Правда, черт возьми, все равно смешно. Ну, нет, к сожалению, в русском аналога этим словам. Нет!
- Почему закрылись «Назло рекордам»?
- Это происходило дважды. Сначала, на ТВ-6, мы подустали, начали выдыхаться. Плюс возникли другие проекты – О.С.П.-студия, сериал «33 квадратных метра». Второе пришествие «Назло рекордам» на экраны случилось уже на канале 7 ТВ. Выходили там один сезон, затем финансирование прекратилось. Жалко. Уникальная была передача. По долгу службы я пересмотрел тысячу программ со всего мира - юмористических и спортивных - и могу сказать, что аналогов «Назло рекордам» не встречал. Горжусь тем, что многие наши кричалочки ушли в народ. Именно мы придумали песенку: «Оле-оле-оле, Россия вперед! Оле-оле-оле, Россия чемпион!», которую фанаты до сих пор поют на трибунах. Если помните, этой пропевкой мы неизменно заканчивали наши передачу. Кстати, наше творчество в «Назло рекордам» нравилось мне всегда еще и тем, что каждое утро начиналось с чтения вашей газеты. Нередко сюжеты брались по мотивам интервью. Взгляд цеплял какую-то забавную фразу. Она становилась отправной точкой, обрастала гротесковыми подробностями и доводилась до абсурда. Так что, спасибо, «СЭ»!
- Третьего пришествия на телевидение не будет?
- Я мечтаю, чтобы программа вернулась в эфир. Как и все, кто ее делал – наш главный сценарист Вася Антонов, Миша Шац. Это было бы счастье. Снова юморить на свою любимую тему – тему спорта. Продолжать общаться со спортсменами, восхищаться ими с экрана. И каждый раз распевать в конце: «Оле-оле-оле, Россия вперед! Оле-оле-оле, Россия чемпион!».

Александр КРУЖКОВ

 

в начало