Журнал "Собака.ru" июнь 2009 г.

Интервью Никиты Белоголовцева



Ток-шоу «Только ночью» на ТВЦ - горячее место в эфире. Обсуждается все - от наркотиков до Барака Обамы. 22-лет­ний ведущий ловко модерирует дискуссию, динамика пе­редачи невероятная. Голоса спорящих сторон он сплетает в хор, который рождает инструкции на тему «Как жить».
 

В телевизоре я оказался слу­чайно. Работал себе в PR-агентстве, и вдруг однажды позвонила моя школьная подруга. Телеканал 02ТV искал для проекта «Разговор без правил» ведущего, я подходил по ряду параметров. Записали «пилот», а через два дня я вел свой первый прямой эфир.

Как я попал в «Только ночью»? На ТВЦ в срочном порядке требовался ведущий, и продюсер наткнул­ся на меня. Через месяц я уже записывал первую программу. Конечно, я всегда мечтал о телевидении. Думал: вот стану «большим, крутым и важным»- быть может, тогда... И вот еще что:  я  ответственно заявляю, что папа (телеведущий Сергей Белоголовцев. - Прим.ред.) в моей телевизионной судьбе не принимал никакого участия!

У нас с папой недавно появилась идея совместного шоу - «Белый против Белого». Этакий вывернутый наизнанку конфликт отцов и детей, где они как бы меняются ролями. Скажем, более толерантные дети становятся гомофобами, а ортодоксальные отцы призывают .их к терпимости. Еще, мне кажется, нам всем не хватает хорошего спортивного ток-шоу, какие делают в Италии, - такого реального ток-шоу а-ля Малахов.             

Спорт - моя главная страсть после телика. Я играю в баскетбол, футбол. Преданный фанат московско­го «Спартака».

Мое поколение ориентировано на успех. В отличие от наших мам и пап, на успех не в плане преодоле­ния, а в плане самореализации. Мы задумываемся о карьере, едва нам стукнет двадцать. Мы не соглаша­емся на зарплату меньше полутора тысяч долларов.

Я учился в театрально-музыкальной школе, форми­ровался в творческой среде. Опыт общения с дворо­выми сверстниками был обычно либо экзотического характера (в футбол поиграть), либо боевого (защи­тить свое право на мобильник классе в девятом). Поэ­тому мне сложно понимать таких людей.

Через десять лет я бы хотел заниматься политичес­кой журналистикой, особенно если у нас в стране с ней станет попроще. И очень надеюсь, что в отличие от многих более старших коллег мне удастся не забронзоветь. Потому что Владимир Соловьев совсем не моя история.

 

 

.


 

в начало