Интервью журналу "Росбанк" июль 2010 г.

 

Сергей Белоголовцев: «В моем арсенале появилось новое оружие – драматическое»

Зрителю Сергей Белоголовцев в первую очередь знаком в качестве комедийного актера – такое впечатление создали программы с его участием: КВН, «О.С.П.-студи», сериал «33 квадратных метра» и др. Сейчас Сергей реже появляется на телеэкране, зато чаще – в театре. Причем на сцене он далеко не всегда играет комических персонажей. Где и в каких ролях занят Сергей Белоголовцев теперь?

В юности у вас была мечта выйти на сцену в качестве театрального актера. Как получилось, что ее удалось пронести через годы?

Невероятная тяга лицедействовать на сцене зародилась еще во время учебы в Московском государственном горном институте. Затем был КВН и телевизионные передачи. Мечта уснула на некоторое время, но не умерла. Телевизионные проекты только подстегивали желание участвовать в театральных: в недрах «О.С.П.-студии» мы создали два полноценных спектакля «33 квадратных метра», о семейке Звездуновых. Оба состояли из двух отделений, и в каждом отделении было по новелле. И играть в спектаклях мне нравилась больше всего. С ними мы много ездили по России и СНГ. Но когда начались финансовые проблемы играть много не получалось. Я призывал пойти навстречу прокатчикам, но не бросать спектакли. Друзья надо мной посмеивались и говорили, что «Сережа очень любит играться в театр». Потом «О.С.П.-студия» закончила существование, и спектакли тоже закрылись.

Как получилось, что отправной точкой для вашей дальнейшей театральной карьеры стал Московский театр клоунады Терезы Дуровой?

Меня пригласили участвовать в проекте «Звезда читает сказку», там я прочитал детям  сказку о Мальчише-Кибальчише. С Терезой Дуровой мы сразу нашли общий язык. Она пригласила меня на комедию «Ниоткуда с любовью», которая мне невероятно понравилась. В юности я ужасно любил все авангардное, непонятное, зачастую бессюжетное, построенное на каких-то символах, ассоциациях… Все это приводило меня в восторг! С годами тяга к авангарду исчезает, люди обращаются к классике. Но мне, уже взрослому, этот необычный спектакль очень понравился, он напомнил мне юность. И я захотел в нем участвовать. Но персонаж, которого предстояло сыграть, в своем первичном виде был не очень мне созвучен. Я позвал друзей, авторов, с которыми мы стали придумывать, как должен выглядеть и вести себя мой герой.

Поэтому в сценаристах числитесь и вы, и ваш старший сын, Никита Белоголовцев, и Вячеслав Свиридов?

Было еще несколько человек, но они внесли менее значимый вклад в работу над спектаклем. Новая версия, хоть и базировалась на прежней, но отличалась от нее. Поэтому Тереза переименовала спектакль – сейчас он идет под названием «До свадьбы – ЗАЖИВЕТ!». На него я всегда иду с удовольствием, это одна из любимых моих работ.

Следующий спектакль с вашим участием тоже комедия, но уже классическая.

Вторая театральная работа – спектакль «Не верь глазам своим», французская комедия по известной пьесе «Мужской род, единственное число». Там я играю депутата парламента и взаимодействую с прекрасными актерами: Валерией Ланской, Михаилом Полосухиным, Тимуром Родригезом… Этот спектакль мы тоже постоянно обновляем. Будучи на гастролях, придумываем с Родригезом новые шутки. Любая французская комедия начинается медленно, смешные сценки появляются лишь минут через 20. А как людей, любящих, чтобы смеха было много, нас это не очень устраивает.

Как это ни странно, в «Другом театре» вы играете в триллере – в спектакле Максима Виторгана «Кто». Чем запомнилась эта работа?

Это моя любимая история. Во-первых, «Кто» делался тщательнее и дольше остальных. Режиссер разбирал со мной не просто каждый поворот сюжета, а буквально каждое слово. Он объяснял, где и как на протяжении одного предложения кардинально менять интонацию, эмоцию. Я не думал, что так возможно! За 3 месяца репетиций я прошел курс актерского мастерства. Я действительно учился.

Ваш врач-фашист – персонаж неоднозначный. И уж конечно это не забавный герой, в образе которого видеть вас привычнее. Были ли вы уверены, что осилите такую роль?

У многих актеров, как бы они ни открещивались от этого, самооценка завышена. Можно показывать, что ты сомневаешься и мечешься, но ты все равно уверен, что сыграешь. Так думал и я, полагая, что прочитал и просмотрел достаточно триллеров. Но этот миф был быстро развенчан. Пришлось вкладывать огромные усилия, и при работе было очень много разных эмоций: от ярости до полного сомнения в своих силах. Были и ощущения, что этого я не сделаю никогда. Ничего из того, что я предлагал, режиссер не принимал, говорил, что я делаю не так, как он видит и как должно быть.

Видимо, Максим Виторган точно знал, чего хотел, хотя это его режиссерский дебют…

Он подошел к работе с уверенностью и вместе с внутренним напряжением. Он не кричал, не бил посуду об пол, но меня пугало, что я не могу сделать того, что хочет режиссер. Он выворачивался наизнанку, показывал сам, рассказывал случаи из жизни, порой ругался, провоцируя то ли сознательно, то ли бессознательно. Зато сейчас я понимаю, что у меня в арсенале появилось новое оружие – драматическое. Может быть, еще несовершенное, но я счастлив, что оно есть. Судя по рецензиям в Интернете и в газетах, я не слабое звено рядом со своими коллегами – Еленой Ксенофонтовой и Андреем Ильиным. Получился хороший спектакль. Это видно и по посещаемости, и по реакции публики.

Если мы уж столь подробно говорим о театральных ролях, расскажите о спектакле «Результат на лицо»: с кем работаете и каков ваш персонаж?

Это мощная антреприза, где играют мегазвезды: Алеся Судзиловская, Григорий Антипенко, Наталья Бочкарева, Борис Смолкин, Сергей Колесников, Влад Топалов, дебютировавший в этой постановке… Роль у меня специфическая – кузен-заика, эдакий недотепа в нелепых очках, который странно говорит, странно движется… Когда мне сказали, что мой персонаж похож на Хоботова из «Покровских ворот», я воспринял это как комплимент. Только мой герой еще более гипертрофированный, раскоординированный… Его я собрал сам, причем быстро, скомпилировав какие-то особенности разных чудаков. Режиссер спектакля Андрей Житинкин, увидев моего персонажа, сказал, что менять тут нечего, разве сделать чуточку мягче. Кстати, репетиции спектакля шли параллельно с окончанием работы над «Кто». Видимо, я был в очень хорошей форме – такой пластичный, размятый Виторганом, как пластилин, раз образ сложился так быстро.

Кажется, вам везет с ролями. Многие актеры жалуются, что застревают в одном амплуа, из которого им трудно выбраться. А ваши герои абсолютно разные.

Сейчас я играю в еще одной французской комедии режиссера Александра Горбань, «Не скромное обаяние буржуазии», моя роль – не очень удачливый актер, который хочет жениться на чужой жене. Он весь такой манерный, пугливый, с подачей – в общем, павлинообразный актеришка. В кино одно время мне предлагали играть милиционеров, сантехников или соседей, и все они должны были быть похожи на папашу Звездунова: носить усы, говорить и вести себя в характерной манере. Какое-то время я сознательно отказывался от этих ролей, несмотря на то, что в кино играть хочется. Но я понимал, что Звездунов меня поработил.

Зрителей, которые видели и еще увидят вас на театральной сцене в качестве драматического актера, не так много. Нет ли желания выпустить телепрограмму и показать себя другим большей аудитории?

Если заниматься телевидением, то развлекательными программами. В свое время хотелось сделать передачу по типу американских шоу Дэвида Леттермана или Джей Лено, где на  интервью приглашают звезд из абсолютно разных сфер – шоу-бизнеса, спорта, политики и т.д. В таких программах беседа ведется с юмором, с иронией, ведущие все время выводят своего визави на шутку. На нашем телевидении были попытки сделать такое, но в стране, где по сравнению с Америкой звезд не очень много, это трудно.

Процитирую фразу из интервью молодого, но уже довольно известного телеведущего – вашего сына Никиты: «У нас с папой недавно появилась идея совместного шоу – «Белый против Белого». Будете ли реализовывать задумку?

Мы ищем канал, который заинтересовался бы нашей идеей. Такого дуэта, где отец и сын с высоты своих поколений смотрели бы на проблему и обсуждали ее, еще не было. Естественно, программу хочется делать веселую. Мы придумали фишку: представитель младшего поколения одет в классический костюм, он педант, можно сказать ретроград, его мнение базируется на общепринятом, а папаша наоборот – эдакий хиппи, вечно молодой и поэтому уже немного нелепый чувак, который поддерживает модные и порой бредовые идеи.

Для чего этот ход – показать абсурдность новых или старых идей?

Нет, это – чтобы уйти от банальности. Я смотрю на свою семью: папа (то есть я) по-прежнему слушает рок-н-ролл, смотрит новые сериалы… Мне все еще нравятся яркие одежды, модные джинсы… А сын, Никита, наоборот, парень серьезный. В отличие от меня, он хорошо разбирается в политике и экономике, с удовольствием общается с Мироновым, Жириновским, Гудковым и другими видными политическими деятелями.

Возможно, есть проекты и с другими членами вашей большой семьи?

Семья у меня творческая, но идеи чаще всего подаю я. С Сашей, средним сыном, мы подумываем создать эстрадную программу с юмористические скетчами и песнями. И пригласить юную и красивую девочку. Не хочется аналогий с семьей Звездуновых, но должно получиться что-то вроде безумной семейки.

Кстати, популярный несколько лет назад сериал про Звездуновых до сих пор периодически показывают разные телеканалы. Как вы думаете, какова сейчас его аудитория?

Компания ООО «О.С.П.» очень удачно занимается тем, что подогревает интерес к этому проекту. Есть люди, которые с удовольствием смотрят «33 квадратных метра». Я сам, когда попадаю на повторы, замираю перед телевизором: смотрю и хихикаю. Не хочется заниматься самовосхвалением, но это качественная работа. Этот проект вполне может конкурировать с нынешними ситкомами. Конечно, не с такими рейтингами…
До сих пор ко мне на улице подходят с вопросом о продолжении сериала. Какое продолжение?! Сынульке, Андрею Бочарову, уже 45 лет – ему все труднее и труднее сыграть 14-летнего мальчика. Это бабушке, Павлу Кабанову, или мне, наоборот, проще входить в роль: грим не нужно делать.

А сериалы без вашего участия стали пересматриваете?

Бесконечно могу смотреть «Саша+Маша». И Егор Дронов, и Лена Бирюкова там такие классные! Кстати, с Дроновым я недавно познакомился, и опять же в театре Терезы Дуровой. Мы шли навстречу друг другу, с улыбками до ушей, остановились, пожали друг другу руки – и в такой позе оставались минут 20: общались, делились мыслями, планами… Слава богу, продолжают встречаться люди, с которыми хочется дружить, работать и которые мыслят с тобой одинаково.
Сейчас с другом Славой Свиридовым я пишу пьесу. И мечтаю, чтобы главную роль в ней играл Дронов. Режиссуру я, наверное, не потяну, но хотел бы сидеть около режиссера и, как любой автор, хвататься за сердце, когда уродуют его произведение. Я приметил роль и для себя: полного идиота, начальника новой формации, который сидит в офисе и говорит на американский манер, злоупотребляя словами на иностранном: «Нам надо провести meeting, мы пройдем через этот exit, и там мы встретим chief наш department of public relation…»  Вот такого персонажа, пользуясь «служебным положением», я хочу себе отчекрыжить.

Вы уже думали, какому режиссеру предложите пьесу?

Хочется, чтобы ее поставил Максим Виторган, но когда допишем, тогда и посмотрим. Это история, где любовь и смерть рядом. Не совсем комедия: герой попадает в трудную ситуацию… но больше ничего не скажу.

Знаю, что планируется переиздание антологии «О.С.П.-студии» чуть ли не на 39 дисках… Это же огромная работа!

Выпущены почти все метры, лучшее из двух сезонов, когда мы выходили на СТС, и фанаты и любители «О.С.П.-студии» могут их приобрести. Предстоит большая работа по выпуску концертов со звездами эстрады, периода существования на телеканале «ТВ6» и программы «Назло рекордам». Все издавать не будем, выбираем лучшее – и все равно получается много. Но окончательное число томов пока неизвестно.

А ваши сыновья смотрят «О.С.П.-студию»?

Нет, не смотрят. Признаться, я и сам не смотрю. На телевидении ее сейчас никто не показывает, а дома нужно специально выбрать время и включить видеомагнитофон с записью… До такого самолюбования я не доходил!
Дети смотрели «О.С.П.», когда были маленькие, и им нравилось. Теперь старший сын вообще не очень любит смотреть телевизор. Средний увлекается в основном американскими сериалами, вроде «Калифорникейшн», «Lost», «Друзья», «Доктор Хаус», смотрит разное кино, причем старое тоже. Младший любитель мультиков. Иногда мы с ним сядем в обнимку, смотрим, хохочем… Потом еще и средний присоединяется… Я так люблю эти моменты! Но они редко бывают.

Под финал хочется снова вернутся к мечтам. Вы  грезили о театральной сцене – и вышли на нее. О чем мечтаете теперь?

Когда в другом городе вижу, например, бронзовую черепаху, которой нужно потереть нос и загадать желание, я говорю: «Хочу получить Оскар за мужскую роль второго плана, и я буду играть югославского партизана, которого убивают на 8-й минуте фильма». Про 8-ю минуты или югославского партизана, конечно, сомнения… В кино и сериалах я понемногу снимаюсь и надеюсь, буду продолжать. Но хочется сняться в таком фильме, который, возможно, и станет классикой, но будет актуальным и интересным пару десятков лет. В таком кино, чтобы люди вышли из зала и сказали: «Какой же классный мы посмотрели фильм!» Пусть у меня будет не главная роль – но хочется, чтобы фильм был на уровне.

Кстати, статуэтку за «Лучшую мужская роль второго плана» американская киноакадемия дает только голливудским актерам.

Тогда буду мечтать о том, чтобы фильм, в котором я снимусь, получил статуэтку как «Лучшее зарубежное игровое кино». Хотя почему бы мне не сняться в каком-нибудь голливудском фильме?..

 

Марина Павлова
 

в начало