Интервью журналу "Профиль", март 2008

ВТОРАЯ ПОЛОВИНА НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА:

Ее любимая поговорка: «Надо куда-то двигаться».

…Мы учились в Горном институте. Белоголовцев помнит меня с первого курса, а я его с пятого. Зато я помню Пашу Кабанова, лучшего Сережиного друга. У нас был молодежный клуб, нечто среднее между агитбригадой, командой КВН и студенческим театром. Я была там главной начальницей, делала фестивали на 500 человек. А Сережа в какой-то момент стал актерской звездой. Мы даже играли вместе: свидание Анны Австрийской и герцога Бэкингема. Я  играла так себе, а Сережа блестяще.

А вы были вся такая красавица…

(Пауза.) Да, красавица, только об этом не догадывалась. Я была очень зажата. Хотя стоит об этом заговорить, начинают смеяться даже близкие друзья. Я была скромная до истерики, но это удавалось скрывать. Работала над собой: давала себе задание пойти в учительскую и взять журнал. Боялась до обморока, но шла и брала. И всегда и везде я была начальником: в школе состояла в совете пионерской дружины, в институте – в комитете комсомола.

И учились на пятерки?

В школе -- лучшая ученица.  В Горном институте оказалась случайно: вначале поступала в театральный, потом на филфак МГУ, куда не добрала полбала. Подала документы в первый попавшийся вуз, чтобы переждать год. А оказалось, что Горный – лучший институт страны. Моя специальность – специалист по ЭВМ. Учебу закончила на четверки и пятерки, хотя электроника -- не мое. Однажды изо всех сил пыталась разобраться, как устроен триод. Но это за гранью моих возможностей.

А Сергей – двоечник?

Нет, он тоже очень хорошо учился в школе. Поступал в МИФИ, где преподавал его отец. Но тот принципиально не помогал, он человек старой формации. Сережа провалился, и его сагитировали поступать в Горный, где тогда платили повышенную стипендию 50 рублей.

И чем же хорош ваш Горный?

Там была сумасшедшая студенческая жизнь: походы, палатки, песни, театр. В один прекрасный момент к нам пришел режиссер из телевизионного КВН и назначил прослушивание на тот день, когда у нас была свадьба. Все засмеялись, я заплакала. В результате Сережа попал в КВН на пять лет позже.

Что вы делали эти пять лет?

По распределению уехали в поселок Солнечный под Комсомольском-на-Амуре. Сережа работал горным мастером, а я сидела с годовалым сыном Никитой.

Мы хотели родить еще дочку, а получились два сыны. В комнату в коммуналке, где мы жили, физически не вмещалась еще одна детская кровать. И я убежала в Москву. А Сережа остался еще на полгода. Создал агитбригаду из молодых специалистов, наподобие КВН, устраивал концерты, показывал наши студенческие программы.

И был сумасшедший успех, в зале негде было упасть яблоку, люди висели на люстрах. Слух, что в  Солнечном проходят невероятные выступления, прокатился по всему краю. За Сережей приезжали комсомольские деятели из Хабаровска, звали в крайком.

Был бы сейчас депутатом…

Может быть. Но мы оба очутились в Москве. Помню, идем по Орехово-Борисово с огромной коляской, сбоку маленький Никита, Сережа рассказывает мне о своих концертах, у него горят глаза, а я думаю: если бы не дети, он был там развернулся, а в Москве пропадет, кому он тут нужен. Было грустно.

Но не пропал?

Вначале помогал мне. Я физически не справлялась с тремя детьми. Потом он устроился в Горный институт начальником лаборатории, через три месяца ушел в МЖК строить нам квартиру. Жилищный вопрос стоял остро. В родительской квартире жили 11 человек. В это время набирал силы КВН, команде Горного института требовались свежие кадры. Сережа стал капитаном и с лета выиграл конкурс капитанов у Миши Аграната, который много лет возглавлял сборную страны. Команду сразу отобрали в телесезон. И Горный институт выкупил Сережу из МЖК за десять тысяч рублей.

А что сказали родственники?

Моим родителям было трудно объяснить про КВН. На руках -- трое маленьких детей, денег нет, работы нет, а папа в игры играет?! Я Сережу прикрывала, придумывала ему командировки. Я сама все это любила до самозабвения, самовыражалась через его успех. Команда Горного института играла два года подряд. Оба раза продувала, и для нас это была катастрофа.

Через пять лет мы переехали в нашу квартиру в МЖК. Точнее – в одну комнату. Полгода я одна делала по ночам ремонт. Сережу в тот момент Александр Акопов пригласил в молодежную редакцию сценаристом. Потом Белоголовцев стал вести викторины и программы. Лет через десять после начала совместной жизни у нас появились какие-то деньги.

Так было сложно – а развестись не хотелось?

Мне – нет. У нас никогда не было конфликтов на почве безденежья, отсутствия квартиры, здоровья детей. Наши близнецы родились до срока, очень слабыми. У Жени обнаружили сложнейший порок сердца, он едва дотянул до девяти месяцев, когда можно было делать операцию. После операции случилась клиническая смерть, что привело к отеку мозга, он два месяца провел на искусственном дыхании. Я все это время спала в Бакулевской больнице на стульях рядом с его кроватью. Нам сказали, что ребенок безнадежен, что даже если он выживет, то интеллект полностью потерян. И лишь одна врач считала, что мальчик придет в себя. Я запомнила только ее слова.

Мы с Сережей никогда не обсуждали, как нам не повезло, какие мы несчастные. Мы думали, как лечить Женю правильно, какой следующий шаг предпринять. Три четверти денег уходило на это. Сережа мне страшно помогал с детьми. Няни не было, родители работали и тоже помогали, мама падала от усталости. Мы не голодали только потому, что родители нас кормили. И еще, к счастью, тогда медицина была бесплатная. Мы в Женю горячо верили, и это сработало. Сейчас он оканчивает десятый класс, занимается на компьютере, берет уроки сценического мастерства. Недавно читал со сцены «Стойкого оловянного солдатика» -- зал умирал со смеху. Учитывая его детские диагнозы, это просто выдающиеся достижения.

А Сережа потихоньку раскручивался. Саша Акопов начал собирать участников КВН, самые креативные кадры. Из Новосибирска приехали Татьяна Лазарева и Андрей Бочаров, трехкратные чемпионы страны. Миша Шац – из Питера. В какой-то момент они собрались вместе, начали делать программы «Раз в неделю» и «Назло рекордам» -- спортивный юмористический тележурнал, который не имеет аналогов в мире. И возникла «ОСП-студия».

Как расшифровывается «ОСП»?

Не было такой пресс-конференции, на которой бы об этом не спросили. Никак не расшифровывается. Отдел специальных проектов. Это была вывеска на дверях комнаты, где они сидели. Семь лет ребята делали юмористические телепередачи, сняли сериал «33 квадратных метра» -- предтечу нынешних ситкомов, гастролировали по стране. Потом у каждого участника «ОСП-студии» начались свои проекты и решено было друг от друга отдохнуть.

Сегодня «ОСП-студия», наверное, звучала бы остро социально. Я помню их пародию на песню Леонида Агутина про армию: «Но я косить должен, как все».

Они не вмешивались в политику, не искали славы программы «Куклы». У Сережи есть «Песня про Вову»: «Меня зовут Вова, просто Вова, по отчеству точно такое же слово. Я езжу в подлодке, летал в самолете, кидал на татами и клал на работу».  Песня висела на официальном сайте президента. Ее пели на правительственных корпоративах.

А вы с мужем на правительственные вечеринки ездили?

Очень редко. Более того, мне было непозволительно входить в гримерку. Туда ломились все, кому ни лень, друзья, родственники. А мы с детьми не могли. Для меня гримерка была недосягаемым местом. Сейчас даже удивительно, как я со своим характером на это согласилась.

Чем в это время занимались вы?

В какой-то момент, круг профессионального Сережиного общения для меня закрылся. Я была с детьми, он в работе. Женя до шести лет не ходил, я его носила на руках. Понятно, что и два других сына сидели с нами дома. Коляска, два велосипеда, сабли, лопаты – мы идем в парк. И так каждый день из месяца в месяц. У меня не было выбора: кто-то должен был заниматься детьми. Я ни о чем не жалею: они много читали, всем интересовались, позже пошли в музыкальную школу. Но тогда я чувствовала себя очень одиноко.

Для начала вышла на работу на неполный день -- делать газету Горного института. Я этим проектом горжусь. Я нашла высокопоставленных выпускников нашего вуза, у нас сложились теплые уважительные отношения, они помогли с мебелью и оргтехникой. К написанию статей привлекла студентов. Я для них пела и плясала: мне было так их жаль, они так скучно жили в сравнении  с моими собственными студенческими годами. Эти ребята постоянно паслись у нас дома, их так и называли – «мамины студенты». Все мои «дети» из Горного института очень успешные. Леня Каганов – известный писатель-фантаст, Максим Бухтев – начальник Интернет-проекта «ТНТ-комедия». Света Вележанина – заместитель начальника отела рекламы на канале «Домашний». Постепенно я стала сотрудничать с десятком московских журналов, делала интервью с известными людьми. Сережа даже хотел издать их отдельной книгой.

Еще я нашла старых подруг, начала активно общаться. Занялась как подорванная спортом, учила иностранные языки -- английский, итальянский, французский, сейчас учу испанский. И, видимо, надо освоить немецкий. Недавно мы отдыхали в Австрии, мне не комфортно, когда я не могу объясниться. Дети говорят свободно на английском, Никита на итальянском. Саша мне на день рождения сказал тост на французском. Смысл поняли  только он и я.

Неужели при троих детях можно выкроить на эти занятия время?

У нас железная дисциплина и моя абсолютная диктатура У меня нет сил бегать за каждым. Дети всегда ходили строем и, если что-то просили, то хором. В девять вечера – отбой, потому что мне нужно время для себя. Они спали, а я шла на каток или на теннис, или писала заметки.

Постепенно и дети стали играть в теннис, освоили водные лыжи, встали на горные. Им было лет 12, когда я отправилась с двумя мальчишками в Андорру.  Мы сразу забралась на красную трассу. Меня охватил ужас. Кое-как съехали вниз. «Ну, вот, значит, можем,» -- подумала я и поднялись снова. Вечером сказала себе: «Слава Богу, все закончилось. Завтра не поеду!» А утром подумала: «Ведь вчера мы как-то откатались». И так каждый день. Сейчас мы очень любим лыжи. Когда дети стали как сумасшедшие гонять по любым трассам, я уговорила Сережу поехать с нами, чтобы за ними следить. Он научился кататься за полчаса.

Я видела ваше интервью с Германом Грефом в «Огоньке». Не трудно ли было общаться с таким высоким начальством?

Этой встречи пришлось добиваться четыре месяца. Я ничего не понимаю в экономике, не разбираюсь в политике. Но мне было понятно, что Грефа надо заинтересовать. Для начала обзвонила знакомых бизнесменов, собрала их вопросы к Грефу. И потом я никогда не одеваюсь на интервью как офисный работник, хожу черт знает в чем: в коротких юбках, красных кофтах, ботфортах. Не для того, чтобы произвести впечатление, а чтобы человек элементарно проснулся.

Чем занимался Сергей Белоголовцев после того, как «ОСП-студия» перестала выступать?

Он снялся в нескольких сериалах, сыграл главную роль в фильме «Цвет неба», делал передачи «Спасите, ремонт» на СТС, вел викторину  «Загадки шоу-бизнеса» на ТНТ. Сейчас ведет «Зарядку чемпионов» и викторину «Ступени» на РТР. В 2007-м полгода жизни отдал «Цирку со звездами». Сейчас он с полной отдачей репетирует свой первый сольный концерт, который пройдет 2 апреля в ЦДХ. Я взяла на себя все организационные хлопоты, это мой  подарок ему на  день рождения.

Вы дома обсуждаете работы Сергея?

Любое юмористическое шоу мы в семье смотрим как профессионалы, без тени улыбки. Я обычно говорю, что думаю. А Сережу ужасно раздражает, если его не хвалят.

Последние четыре года я веду дела мужа. Освободила его от всей логистики, оставила только творчество. У нас получилось так хорошо, что недавно мне доверили творческое наследие «ОСП-студии». Я выпустила компьютерную игру, договорилась о продаже их программ на DVD. А потом подумала: «Почему бы не развивать этот проект дальше? Надо же куда-то двигаться». «ОСП-студия» сейчас репетируют новую программу, 21-23 апреля в театре Эстрады мы будем праздновать 100-летие группы. По моим ощущениям, эта программа должна перевернуть мир юмора. Ничего подобного сейчас в России нет.

А суперпопулярный Comedy Club?

Comedy Club работает в другом направлении, по другим технологиям. Но ребята из Comedy Club говорят, что «ОСП-студия» пробила им дорогу. Их объединяет «антианшлаговская» направленность, экспромт, КВНовский, а не театральный артистизм. Ему невозможно научиться, это дар.

Когда «ОСП-студия» пыталась приглашать профессиональных актеров, у тех ничего не получалось. ОСП – это джаз, импровизация. А актеру из театра нужен текст, репетиции, ему надо поставить задачу. В «ОСП-студии» каждый сам придумывал себе роль. И спектакли они режиссировали по очереди. Они могли приехать в аэропорт и вдруг вообразить, что они -- экипаж самолета. Сейчас это называется ролевыми играми. Все включались, начинали бросать репризы, и нередко это перерастало в скетчи, сцены, целые передачи. Так родился сериал про Маугли в старости. А Клара Захаровна  из сериала «33 квадратных метра» похожа на учительницу Павла Кабанова: он жил в Донбассе и очень смешно говорит на суржике.

Между шутками и дети выросли. Вы ими довольны?

Они выросли правильными, достойными людьми. У нас с ними невероятный контакт. Мы дружим с их друзьями, в курсе их дел.

Они выбрали разные профессии, но постепенно все склоняются к артистической карьере. Может, потому, что учились в школе с театральным уклоном. Никита параллельно занятиям в вузе ведет на ТВЦ программу «Только ночью» и на канале О2 -- «Разговор без правил». Вот у него Сергей Миронов должен быть в прямом эфире. Мы боимся за Миронова, как бы его Никита не загасил.

Я хожу на всех их выступления и там плачу. Как только выпускной пережила. Это было просто неприлично. По дороге сожрала пачку успокоительного, и все равно, как идиотка четыре часа рыдала. Видимо от жалости к себе, вспоминая, какой ценой мы все преодолели.

Куда вы собираетесь двигаться дальше?

Я еще не умею кататься на серфинге и на скайбодинге – доске с воздушным змеем. Думаю, с чего начать. Мне нравится учиться.

в начало