Журнал "Панорама", июль 2008

В жизни Сергея и Натальи Белоголовцевых было много радостных и горьких минут. Однако они всегда знали: их любовь может преодолеть все. Супруги вместе уже 22 года. За это время им удалось построить большой дом, посадить не одно дерево и вырастить троих сыновей.   

- Вы помните, с чего начался ваш роман?

Сергей: В Горном институте, где мы учились, под эгидой комсомола был организован военно-патриотический клуб. Там было много веселых и находчивых ребят, а Наташа была начальником клуба. При первой же встрече я заметил, какая она красивая. Как в песне Булата Окуджавы про комсомольскую богиню. В нее сложно было не влюбиться. Я нарезал вокруг нее круги разного диаметра, мне казалось, она абсолютно точно знает, кто я такой. А был я неформальным лидером, одним из лучших актеров на факультете. Мне казалось, я ее практически укротил. Потом-то выяснилось, что она меня и не замечала…

Наташа: Я обратила на него внимание в так называемом «зимнем походе» нашей  агитбригады. Сережа активно за мной ухаживал,  я поначалу не реагировала. Тогда он применил классический прием: переметнулся на денек — стал оказывать знаки внимания моей близкой подруге. Мне это совсем не понравилось! Я сделала так, чтобы Сергей ко мне вернулся и в Москву мы приехали парой. Сережа был трепетным и внимательным. Тогда у него не хватало денег на дорогие подарки... Но я до сих пор храню аудиокассету с его сказками, стихами и песнями, которую он записал ко дню моего рождения. Такой трогательный моноспектакль! Через полгода нашего общения, когда Сережа провожал меня домой, я объявила: «Белоголовцев, выхожу за тебя замуж!» У него было два варианта: убежать или согласиться. Сережа выбрал второе.

- Cергей, как у такого артистического человека возникла мысль поступать в Горный интитут?

-  До института мои артистические способности никак не проявлялись. Я никогда не участвовал в художественной самодеятельности, играл в баскетбол и был обычным парнем. Но когда поступил в институт, неожиданно для себя открыл театральную Москву. Стал жадно ходить по театрам, это было для меня таким большим  откровением, что я организовал в институте театр «Светлый путь», начал сам писать сценарии.  За некоторые режиссерские находки мне не стыдно до сих пор.

- У вас не было желания бросить все и пойти учиться на актера?

Наталья: Однажды я действительно подговорила его идти поступать на актерский факультет во МХАТ.

Сергей: Я удрал с военных сборов, сказал, что нужно встречать тетю, выучил басню «Кот и повар», стихотворение Маяковского и пошел сдавать экзамен. Пытался мяукать, изображал повара. Меня слушали недолго. «Вы уже где-то учитесь? В Горном институте? Молодой человек, вот и учитесь, добывайте стране уголь! У вас хорошая профессия - в горах лазить! Актерство – вы уж нам поверьте – не ваше. Абсолютно. Мы таких профессионально непригодных давно не видели».

– И как вы это пережили?

– Расстроился, но не смертельно. Я и сейчас не люблю проходить все эти кастинги. Не люблю, когда говорят: «Изобразите нам что-нибудь!» Мне гораздо более комфортно, когда меня приглашают в проект, понимая, на что я способен.

- Каково было работать горным инженером?

-  Было страшно. По распределению я попал на рудник в поселок Солнечный под Комсомольском -на -Амуре.  После прекрасной студенческой жизни, в которой были песни, походы, театры, друзья, я словно попал на другую планету. Честно говоря, такого отчаяния в жизни не переживал. На смену вставал в пять утра, отмораживал ноги, в электровозе горел... В моей бригаде работали, в основном, люди отсидевшие. Все они были меня гораздо старше, физически сильнее. Первое время меня воспринимали как диковенную зверушку – странный мальчик, говорящий на другом языке, закончивший московский вуз и не понятно как среди них оказавшийся. Они относились ко мне довольно добродушно, но иногда устраивали мне суровые проверки. Например,  накормили меня однажды … собачатиной.

- Как это произошло?

- Как-то мои старшие товарищи позвали меня попробовать только что приготовленного мяса. «Ну, как?» – спрашивают. «Ой, вкусно!» – «А ты знаешь, что ел? Собаку!»  – «Ой, вкусная собака!» Естественно, они ожидали совсем другой реакции – растерянности или ужаса. Когда этого не увидели,  приняли меня за своего. Первое время я, числясь мастером, фактически был учеником: «Мастер, а ну принеси две бурильные штанги!» Я тащу эти две железяки на плече, – а в голове песни вертятся, стихи; цепляю штангами провода, меня бьет током, я все роняю...  Я, наверное, был самым плохим горным мастером в истории горной промышленности! К тому же делал чудовищные приписки, когда закрывал наряды своей бригаде. Зато в нашем поселке я создал нереальную команду КВН. На концертах люди висели на люстрах, как на Таганке у Любимова. После второго концерта приехали из Хабаровского крайкома комсомола: «Мы тебя забираем к себе!» Но тут у нас родились близнецы, детей в семье стало трое, и мы в спешном порядке вернулись в Москву. Жена сидела  с детьми. А я стал играть в КВН за Горный институт. Это был 92 –93 годы

- Наталья, ваши родственники наверняка были не в восторге от зятя -кавээнщика?

- Моим родителям было трудно объяснить про КВН. На руках - трое маленьких детей, денег нет, работы нет, а папа в игры играет?! Я Сережу прикрывала, придумывала ему командировки. Я сама все это любила до самозабвения, жила Сережиными успехами. Команда Горного института играла два года подряд. Оба раза проигрывала, и для нас это была катастрофа. Через пять лет мы переехали в нашу квартиру. Точнее – в одну комнату. Полгода я одна делала по ночам ремонт. Сережу в тот момент будущий генеральный продюсер  телеканала «Россия» Александр Акопов пригласил в молодежную редакцию работать сценаристом. Буквально через полгода Белоголовцев дебютировал в качестве ведущего на Первом канале в молодежной программе «Великолепная семерка». Лет через десять после начала совместной жизни у нас появились какие-то деньги.

- Никогда не пытались развестись из-за трудностей?

Наталья: У нас никогда не было конфликтов на почве безденежья, отсутствия квартиры, здоровья детей. Наши близнецы родились до срока, очень слабыми. У Жени обнаружили сложнейший порок сердца, он едва дотянул до девяти месяцев, когда можно было делать операцию. После операции случилась клиническая смерть, что привело к отеку мозга, он два месяца провел на искусственном дыхании. Я все это время спала в Бакулевской больнице на стульях рядом с его кроватью. Нам сказали, что ребенок безнадежен, что даже если он выживет, то интеллект полностью потерян. И лишь одна врач считала, что мальчик придет в себя. Я помнила только ее слова.

 Мы с Сережей никогда не обсуждали, как нам не повезло, какие мы несчастные. Мы думали, как лечить Женю, какой следующий шаг предпринять. Три четверти денег уходило на это. Сережа помогал с детьми. Няни не было, родители работали и тоже помогали, мама падала от усталости. Мы не голодали только потому, что родители нас кормили. И еще, к счастью, тогда медицина была бесплатная. Мы в Женю горячо верили, и это сработало. Сейчас он закончил десятый класс, занимается на компьютере, берет уроки сценического мастерства. Недавно читал со сцены «Стойкого оловянного солдатика» - зал умирал со смеху. Учитывая его детские диагнозы, это просто выдающиеся достижения. А Никита и Саша учатся в МГИМО на факультете «Международная журналистика». Уже полгода Никита работает ведущим на канале ТВЦ в программе «Только ночью». Причем к его трудоустройству я не имею не малейшего отношения.

- Сергей, а как возникла «ОСП-студия»?

- Александра Акопова назначили главой телеканала «Деловая Россия». После этого он собрал вокруг себя лучших КВН-щиков страны. В числе многих других были Василий Анотонов, Татьяна Лазарева, Андрей Бочаров, Миша Шац. Мы собрались вместе в программе «Раз в неделю». Потом придумали спортивный юмористический тележурнал «Назло рекордам!» А главным итогом нашей совместной деятельности стала программа «ОСП-студия» и сериал «33 квадратных метра».

- Сочинять шутки - это тяжелая работа?

- Одно из самых изнурительных занятий, какое я только встречал в жизни. Писать романы и стихи легче, чем каждый день придумывать шутки. Это адский труд. Поэтому авторы -   самые ценные люди для любой юмористической передачи, и они должны получать адекватные деньги. Пока телевизионные начальники этого не поймут, мощного прорыва в юморе у нас не произойдет.

- Как вы считаете, почему самые известные в нынешнем юморе персонажи выросли в КВН?

-  КВН - уникальная структура. Такой нет нигде в мире. Это как школа молодого бойца., в которой перед отправкой на фронт учили стрелять, правильно бросать гранату, нырять в окоп, когда едет танк. То же самое и с КВН-щиками. Приходят люди, пусть и очень талантливые, но фактически из самодеятельности. И, готовясь к игре, за короткое время приобретают все необходимые для работы на телевидении навыки: учатся работать с микрофонами, правильно двигаться перед камерой, придуманные тексты становятся более лаконичными и яркими. А если команде повезло - они сыграли несколько игр - то за сезон люди становятся настоящими телепрофессионалами. В свое время это произошло со мной и моими коллегами по ОСП.

- Наталья, ваш муж работал на телевидении, ходил на светские мероприятия, его окружали красивые женщины, вы не ревновали?

- Нет, просто в какой-то момент я поняла, что превратилась в кухонный комбайн. На мне было все хозяйство и дети. Долгие годы у меня не было минутки, чтобы об этом задуматься. А когда стала чуть свободнее, поняла, что Сергей сосредоточился на работе и наши отношения стали прохладнее.  Я попробовала наполнить свою жизнь – возобновила старые знакомства, придумала себе работу.  Стала корреспондентом  газеты нашего Горного института. Постепенно стала сотрудничать с десятком московских журналов, делала интервью с известными людьми. Сережа даже хотел издать их отдельной книгой. Занялась спортом, учила иностранные языки - английский, итальянский, французский, сейчас учу испанский.

-  Сергей,  а с чего начался раскол ОСП-студии, говорят, что вы не поделили деньги?

- На эту тему существует много несостоятельных версий и эта - одна из них. Деньги всегда делились поровну. Более того, не было никаких коэффициентов. То есть если двое работали, а трое отдыхали, то эти двое сдавали деньги в общий котел и потом  деньги делились на пятерых. Это было своего рода братство, семья. Никто ничего не утаивал. Причина раскола, мне кажется, в недальновидности некоторых телевизионных начальников. Они подумали: «Их пять человек и одна хорошая программа. Можно сделать пять программ и каждого поставить во главе».

- Не было ощущения уникальности программы, которую надо беречь и сохранять?

-  К сожалению, многие творческие коллективы развалились  из-за финансовых вопросов. Не потому, что не поделили деньги, а потому, что не было достаточно денег, чтобы держать всех участников вместе.

- После распада «ОСП-студия» работы и известности у вас поубавилось? Как это переживаете?

- Не готов рассуждать по поводу известности, а работы стало больше. И, что приятно, она гораздо более разнообразная. Я поучастовавал  в телепроектах «Большие гонки» и «Цирк со звездами» на Первом канале. Снялся в главной роли в фильме «Цвет неба», в сериале  «Вся такая внезапная». Веду программы «Ступени» и «Зарядка с чемпионом» на канале «Бибигон» РТР. Подготовил сольную концертную программу, о чем давно мечтал.

    Одно время режиссеры повадились предлагать мне роли   пьяных гаишников и тупых сантехников. Я категорически отказываюсь потому, что мне это неинтересно, потому что чувствую, что могу играть роли гораздо более глубокие и неожиданные.

- Вам не будет обидно, если вы никогда уже не повторите успех «ОСП-студии»?

- Не очень понимаю, что является мерилом успеха. Если  всенародная любовь, то она от нас никуда не ушла. Мне было бы приятно  добиться такого же результата в других творческих направлениях. Сейчас я с большим удовольствием работаю с молодыми талантами, создавая  юмористический Интернет-портал www.UPUPO.com, собираюсь дебютировать в мюзикле, готовлюсь к съемкам кинофильма.

Татьяна РТИЩЕВА
 

в начало