Интервью молодежному порталу г. Москвы

Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Сергей Белоголовцев, сегодня я отвечу на вопросы, которые вы задавали на Детском портале города Москвы. Вопросов очень много, в основном они касаются моего творчества, моих взаимоотношений с коллегами по ОСП-студии. И есть несколько вопросов о личной жизни, я постараюсь подробно ответить на них на все, на все ваши вопросы.

Вопрос номер первый. Добрый день, Сергей Геннадьевич!

Здравствуйте! Ответил на первый вопрос (улыбается).

Хотелось бы узнать, какова Ваша мечта, в плане творчества? Какие проекты Вы бы хотели осуществить, в каких поучаствовать?


Ну, знаете, человек, скажем, моего формата, моего образа жизни, который занимается многими вещами: снимается в кино, участвует в театральных постановках, в каких-то телевизионных проектах, в радиопроектах, некоторые их моих коллег еще и рисуют и поют… Поэтому у нас у всех, у людей жадных до творчества, жадных до новых впечатлений, у них, конечно, громадьё планов. То есть мне интересно всё, я вам скажу честно! Мне интересно все, я куда-то двигаюсь, что-то пытаюсь для себя новое открыть… Я хочу продолжать сниматься в кино, я хочу участвовать в сериалах каких-то, в хороших, естественно (улыбается). В мыльных не хочу, в хороших хочу участвовать сериалах, их сейчас не много, но они есть, тем не менее. Мне хочется сделать свою передачу на телевидении, возможно не юмористическую, возможно программу разговорную. Мне кажется, что я сейчас дошел в своем развитии, и получил некий опыт, достаточно богатый,— мне интересно разговаривать с людьми стало. С разными. Причем, это не обязательно звезды должны быть, это могут быть врачи, уборщики, водители, просто люди, у которых есть какая-то история, а историй масса. Интересно разговаривать с этими людьми, слушать их, задавать им какие-то вопросы неожиданные… это мне тоже интересно.

Интересно начать двигаться в сторону театра, очень интересно продолжать развивать свою сольную программу. Я недавно сделал сольную программу, я там читаю стихи и пытаюсь, на сколько это я могу, петь песни моих любимых писателей. Это Александр Аркадьевич Галич, Иосиф Бродский, Михаил Анчаров и так далее… То есть на самом деле очень много интересов, очень много планов, очень хочется чтобы они осуществились. И чтобы я и мои коллеги, которые будут в этом участвовать, радовали вас какими-то новыми неожиданными проявлениями нашего творчества.

Следующий вопрос: Что проще: «держать» зал, аудиторию, будучи звездой и не общаясь со зрителями лично, или общаться со своими близкими, детьми, друзьями, теми, кто Вас знает в быту?

Ну, честно вам скажу, что, конечно, и вы, наверное, сами прекрасно знаете, что когда ты находишься в компании, где твои друзья и люди, которых ты знаешь много лет, то вы уже, естественно, говорите на одном языке. То есть, ты можешь просто сказать «А помните, вот то смешной случай, который был в 86-м году, когда мы с агитбригадой ездили, допустим, по Западной Украине…» Все начинают уже хохотать, потому что уже все начинают вспоминать, все начинают это комментировать, добавляют какие-то новые подробности, которые вспоминаются… Конечно, мне кажется проще, когда ты сидишь в компании, и ты просто шутишь, хохочешь вместе с ребятами, со своими друзьями. Тут же рождаются какие-то экспромты, шутки… Мне в этом плане очень нравится программа «Прожекторперисхилтон», которую ведут мои добрые знакомые — Ваня Ургант, Гарик Мартиросян и Светлаков. Нравится тем, что это как раз тот самый замечательный момент, когда дружеская посиделка, дружеский веселый разговор, можно сказать даже трёп, знакомых, близких по духу людей, приятелей, он превращается еще и в некое телевизионное шоу. Вот это мне очень нравится, это очень здорово и, конечно, я бы хотел в чем-то подобном участвовать. Естественно, это будет по-другому все выглядеть, естественно, это будет другая история, но, тем не менее, вот такой лёгкий застольный разговор умных и остроумных людей,— это действительно очень интересно. Это живое общение, которое в итоге перерастает в некий телевизионный проект. А может быть, и в театральный проект на самом деле, может быть и радийный проект. Это очень здорово!

Мне лично проще общаться со своими друзьями, потому что тут нет некоего внутреннего напряжения, ты абсолютно раскрыт. Когда ты общаешься с залом, то, естественно, многие люди не знают тебя так хорошо, как твои друзья, и они пришли получить удовольствие. А не просто послушать какие-то твои размышления о жизни пространные. Они хотят шоу. Они хотят смеяться, он хотят грустить,— и это уже работа. То есть общение с залом и, так сказать, держание, в кавычках, зала, это работа, безусловно. Для меня это, конечно, всегда тяжело и волнительно, по-хорошему тяжело. То есть мне это очень нравится, но всегда это волнительно и требует серьезных духовных сил.

Какую свою роль Вы любите больше всего, а к какой относитесь с наименьшей симпатией?

Я начну со второй части. Наверное, я не смогу сейчас припомнить роль свою, к которой я отношусь с наименьшей симпатией, потому что она, наверное, сразу забылась (улыбается). Потому что неудачное, как правило, просто стараешься сразу забыть. Как говорят спортсмены, матч закончился,— все, забыли, переходим к следующей игре. Так и у нас, наверное, если было что-то неудачное, плохо сыгранное, сырое, то ты стараешься это срезу из головы выбросить, чтобы это не давило и не мешало дальше развиваться Какую свою роль Вы любите больше всего? Ну, на самом деле было очень много ролей, которые мне посчастливилось создать с помощью моих друзей, моих соавторов, авторов наших, гримеров, костюмеров… То есть, есть очень приятные воспоминания о некоторых ролях. Когда, например, последние два сезона не телеканале СТС, по моему, 2003–2004 годы, мы выпускали программу ОСП-Студия. Я там изображал в пародийном ключе Владимира Владимировича Познера, Белоголовзнер он был — Сергей Геннадьевич Белоголовзнер. И потом, он меня пригласил в новогодний выпуск программы «Времена», я был в гриме — в очках, в гриме (показывает), мы вместе с Познером рядом сидели… и я у него спросил «Владимир Владимирович, правда, что Вам не нравится, то, что я делаю? Вы где-то как-то кому-то говорили, что это плохо». Он сказал «Нет, мне это очень нравится. Это было смешно. Иногда это очень смешно, иногда меньше. Когда меньше — не очень нравится, когда смешно, нравится очень. Передразнивая — И, потом, Сергей, знаете, если бы мне не нравилось, я бы вас не позвал сюда на первый канал в программу „Времена“». Вот. Это очень было приятно.

Вообще очень приятно слышать от людей, которых ты изображал и пародировал, что им это нравится, что это смешно, и что это вызывает у них некие положительные эмоции. То есть много было хороших, интересных ролей, и, в общем, те, которые мне удались, они мне все дороги и обо всех о них я вспоминаю с большой любовью и теплотой.

Много ли времени у Вас уходит на то, чтобы «сойтись» с партнером в кадре или на сцене, найти взаимопонимание, почувствовать его, ведь без такого контакта хорошо сыграть невозможно?

Хороший вопрос, он очень правильный, потому что сыграть что-то с человеком, тебе незнакомым, бывает довольно сложно. То есть я, человек, скажем так, без специального актерского образования, без специального телевизионного образования, т. е. такой самоучка, «Левша» (улыбается), я до всего дошел сам… И иногда попадаются люди, на пробах, например, каких-нибудь, киношных, которые вообще не знают кто я. Ну, просто не знают, не смотрят они телевизор. И я иногда играю какие-то вещи, неверное, не по канонам каким-то актерским, а так, как я это вижу. Я сразу леплю себе какой-то образ, прочитав текст, и начинаю это делать. Иногда это вызывает некое удивление у моих партнеров, но в основном мне всегда удается с партнерами сойтись. У меня были замечательные партнеры.

Когда я снимался в художественном фильме «Цвет неба», у меня были великолепные партнеры — Евдокия Германова, Сережа Беляев, Наташа Курдюбова. И люди сразу как-то… Но я, вообще, хитрый, я умею сразу втереться в доверие (улыбается), и говорить то, что они хотят услышать ;). Ну… в общем, … я не помню, чтобы были у меня какие-то проблемы с партнерами, в основном всегда удается все сделать хорошо.

Сергей, здравствуйте! А какое образование Вы получили — техническое, гуманитарное?

Здравствуйте! Ну как я уже сказал, у меня нет специального актерского образования, к сожалению. Или к счастью… не знаю. Я закончил Московский горный институт, который находится на Ленинском проспекте, дом 6. Помните, там дубленки продавали раньше. Много было рекламы… Так вот там еще находится Горный институт, в том здании, где продавались дубленки в свое время (улыбается). Это прекрасный вуз, и я… Если меня вдруг кто-то видит из моих однокашников или из людей, которые сейчас учатся в горном институте, всем, ребят, привет огромный от меня! (улыбается) Мы горняки, это… как это называлось… Горняки — это авангард пролетариата! Мне ужасно повезло, потому что в горном институте в то время был замечательный клуб — военно-патриотический клуб имени Анатолия Егорова, и там я делал первые свои творческие шаги, была агитбригада, били лесные КВНы такие, многодневные, которые назывались слёты, где мы учились. Учились дикции, учились правильно, громко, отчетливо произносить фразы., учились сочинять. И до сих пор много людей, с которыми я общаюсь сейчас, которые учились в горном институте со мной, и продолжают со мной, сейчас, до сих пор заниматься творчеством. Это Вася Антонов, Василий Анатольевич Антонов. Великолепный, абсолютно гениальный, я считаю юмористический и драматический автор. Мы с ним познакомились, страшно вспомнить, в 82-м году, когда вместе начали писать пьесы. Маленькие пьески, юмористические, для того, чтобы показывать их вот на этих слётах. Их довольно много, я мечтаю издать их как-то — собрать все наше творчество студенческое и издать это отдельной книгой. Это одно из моих мечтаний, возвращаясь к первому вопросу, какие проекты я хочу осуществить. Хочу издать такую книгу. Но, естественно, для себя, ограниченным тиражом, не хочу, чтобы она продавалась в ряду книг «Аэробика от Васи Пупкина». Просто для своих ребят, чтобы все мы возвратились, в то прекрасное время, которое называлось юность, которое называлось студенчество…

Я закончил Московский горный институт. Некоторое время даже работал по специальности горным мастером в поселке Солнечный Хабаровского края, руководил бригадой проходчиков. Честно вам скажу, я не самым был лучшим горным мастером в истории отрасли (улыбается). Но потом мне удалось, скажем так, начать заниматься тем, чем я мечтал заниматься всю жизнь — заниматься творчеством. Я начал заниматься КВНом, но об этом, я, наверное, расскажу чуть позже.

Итак, я закончил Московский горный институт, я дипломированный инженер-физик. Вот такая вот у меня специальность. Я умею… умел разрушать горные породы при помощи разных физических процессов — нагревания-охлаждения, взрывания… ну и так далее. Сейчас уже не очень помню, каких именно.

Говорят, не бывает лишних знаний, если человек чему-то научился или учился, то рано или поздно эти знания пригодятся. А вам пригодились ли Ваши знания, полученные во время учебы или какие-то другие, когда Вы уже занимались сценическо-экранной деятельностью?

Это абсолютно правильная сентенция, что любые знания никогда не пропадут. И они обязательно тебе пригодятся,— я сейчас рассуждаю о сценическо-экранной деятельности,— любые знания, любые умения. Если ты умеешь жонглировать, тебе обязательно пригодится. В какой-нибудь момент, если к тебе придет артист цирка, ты сможешь в студии сказать «А я тоже умею», и… (изображает жонглирование), как, помните, Лев Бонифаций жонглировал.

Если ты физически сильный, крепкий, здоровый парень, то, снимаясь в боевике, ты без труда сделаешь какие-то трюки, и тебе не нужен будет дублер. Если ты начитан, образован, умен, то это пригодится тебе в любой экранной ипостаси. Ты будешь хорошим интервьюером, хорошим ведущим.

Я абсолютно искренне считаю, что любые знания, которые вы получаете, которыми вы овладеваете, вам обязательно пригодятся в жизни, и не обязательно в сценичеко-экранной. Вот, например, ты сейчас сидишь и учишь астрономию. Зубришь ее и думаешь, «Ну на чёрта она мне нужна, эта астрономия?!» А в какой-то момент, находясь на свидании с девушкой, ты показываешь ей на небо и говоришь: «Вот видишь, это — Кассиопея…» Все! Еще один балл в тебе в копилочку, что ты очаровал свою прекрасную подругу.

Недавно у Вас была премьера детского спектакля, а почему Вы так поменяли жанр — с юмористических ТВ-проектов до театральных постановок для детей? Вы будете еще делать что-то для детей? Есть ли у Вас еще какие-то театральные проекты — для взрослой аудитории?

Спасибо за вопрос, очень хороший (улыбается). Действительно я вчера участвовал в проекте в Театре Клоунады Терезы Дуровой — замечательной, моей любимой женщины, режиссера и директора Театра Клоунады. Она запустила замечательный проект — «Звезда читает сказку». Это маленький зал, и она приглашает туда действительно очень хороших актеров, ну и мне повезло, меня тоже позвали (улыбается), и мы читаем сказку. Причем, мы ее читаем не наизусть, не изображая Шерхана или Маугли или зайца какого-нибудь (изображает), а открываем книгу и просто читаем сказку. А потом, после того, как сказка прочитана, мы устраиваем с детьми какой-нибудь интерактив, какой-то перфоманс, что-то спрашиваем них, они у нас что-то спрашивают…

Я читал сказку «Мальчиш-Кибальчиш» Аркадия Петрович Гайдара, пожалуй, самую мою любимую сказку. Я обожаю эту сказку, очень люблю фильм старый, советских времен… Я прочитал сказку, после этого мы с моими маленькими слушателями снимали небольшое кино по мотивам этой сказки. Кто-то был Буржуины, кто-то был Мальчиши, был Мальчиш-Плохиш, был Мальчиш-Кибальчиш… В общем мы сняли небольшое кино, сейчас мы находимся в процессе монтажа. Когда мы смонтируем этот фильм, мы наверняка раздадим его ребятам, которые в нем участвовали.

Мне невероятно нравится этот проект, действительно очень красивый, очень милый. Насколько я знаю, в декабре будет читать Оля Дроздова сказку, в планах Сережа Безруков, Олег Меньшиков, Коля Цискаридзе, то есть это действительно проект, где участвуют действительно прекрасные актеры, телеведущие, и мне ужасно это нравится…

Как я уже говорил, мне кажется, нельзя упираться во что-то одно и нельзя все время занимать юмором. То есть юмор, это, безусловно, очень интересное занятие, но… хочется иногда лирики, хочется драматического взгляда на свое творчество. Я буду и дальше участвовать в этом проекте — в феврале я буду читать очередную сказку. Думаю, что это будут сказки Сергея Козлова — великолепного абсолютно детского писателя, который написал сказку «Ёжик в тумане», вы, конечно, все видели этот мультик. Он при этом еще сочинял стихи — «Облака, белокрылые лошадки», он написал сказку «Львенок и Черепаха», очень мне нравится этот писатель, великолепный абсолютно… Мой средний сын Саша, когда заканчивал театральную школу, класс-центр Сергея Казарновского, они ставили по этим сказкам спектакль. Потрясающий совершенно спектакль, такой трогательный… — все родители плакали, и я тоже.

Будут ли у меня еще театральные проекты для взрослых? — будут. Будут, очень хочу. Сейчас, в декабре буду писать со своими друзьями текст, в январе начнем репетировать там же, в Театре Клоунады, спектакль, который называется «Из ниоткуда с любовью». Я думаю, что в марте будет премьера, всех приглашаю, приходите обязательно! Он уже есть, этот спектакль, просто я буду туда вводиться на одну из ролей. Это очень интересная работа Терезы Дуровой. Это такое… даже не знаю, как сказать… это такая история, где участвуют клоуны, нет…, скорее актеры, которые, в абсолютно невероятных каких-то масках изображают свадьбу, которая как-то хаотически передвигается в пространстве и во времени. А на переднем плане действуют актеры, которые немножко из другой области — дирижер, скрипач и театральный критик. И все это как-то одно в другое перетекает, одно с другим очень смешно и необычно зацепляется… Я ужасно, конечно, волнуюсь и уже сейчас мне страшновато, но мне очень хочется туда попасть, потому что я, поступив в Московский горный институт в 1981 году, все пять лет учебы практически каждую неделю ходил в театр. Я обожаю театр. Тогда театр, конечно, был немножечко посильнее, несмотря на то, что было время застоя, скажем так… Но тот театр был, наверное, посильнее, было больше хороших спектаклей, было больше театров, действительно хорошо работающих… Но, попять же это мое мнение, я никому его не навязываю.

Я, в принципе, по окончанию моей учебы в Горном институте мечтал быть театральным актером все-таки. Даже пытался поступать в один театральный ВУЗ, где приемная комиссия сказала: «Шансов ноль. Шансов нет вообще у вас. Идите… идите… Вы кем работаете?» Я говорю «Я не работаю, я заканчиваю Горный институт» — «Вот, давайте в горы. В горы, и лазайте по горам, и не надо вам сюда, не надо!» Вот. Я поэтому не поступил ни в какой театральный ВУЗ, и на театральной сцене никогда, практически, не работал. То есть у нас были свои, можно сказать, театральные проекты,— мы в свое время силами ОСП-студии делали спектакль по мотивам сериала «33 квадратных метра». Это был настоящий спектакль, мы его показывали на сцене, он был в двух действиях, с антрактом, все по-честному. Было две новеллы из жизни Звездуновых, которые мы показывали: первая новелла — антракт — вторая новелла. Мы причем ротировали эти новеллы, у нас было, по-моему, пять маленьких кусочков, пять сорокаминутных спектаклика, и мы их тасовали. С этим проектом мы объездили всю страну, это очень было интересно, очень были хорошие отзывы, всегда практически был аншлаг. То есть, можно сказать, что я участвовал в театральном проекте, но это был наш самодельный театральный проект. А сейчас, если все будет хорошо, я хочу выйти на подмостки, уже влившись, так сказать, в театральную труппу Театра Клоунады Терезы Дуровой.

Вы хотели бы начать сниматься в кино? А в каком амплуа Вы себя видите? Какую роль Вы мечтаете сыграть?

В принципе, я в кино снимался уже один раз, в главной роли, причем (улыбается). Фильм называется «Цвет неба», это мелодрама с элементами комедии. Я играю там главную роль — такого героя-любовника, вы не поверите (улыбается). Я хожу в красивом пальто бархатном, с красивыми чемоданами, у меня часы дорогие на руке… Я играю профессионального переговорщика, который говорит по-испански и пытается увязать бизнесы — российские и зарубежные. Все время летает из Москвы в разные города… и он не очень счастлив в личной жизни. И, в конце концов, он влюбляется, естественно, в стюардессу…, ну и все завертелось, как говорил Аверченко.

Мне, естественно, ужасно понравилось сниматься в кино, это абсолютно другой мир, он не очень похож на мир телевизионный, это очень интересно, очень здорово. Я сыграл абсолютно не характерную для себя роль, такого серьезного парня. Ну, он, конечно, не совсем серьезный, он иногда впадал в ступор, и ему виделись какие-то странные события, которые не происходили на самом деле. Он иногда превращался в мушкетера, который сражался с неандертальцем, например, или еще у него были разные фантазии. Он был гангстером в какой-то момент, с огромной сигарой и огромным пистолетом…, т. е. там были небольшие комедийные вставочки… Фильм очень хороший, все, кто его смотрел, говорят, что он очень неплохой. Его, к сожалению, не очень часто показывают по телевидению, по-моему, два раза его показывали в очень неудобное время по телеканалу РТР. Поэтому, если вдруг попадется вам в программе «Цвет неба», я вам советую посмотреть его.

В каком амплуа Вы себя видите? Честно говоря, мне часто предлагают почему-то играть пьяных сантехников и толстых гаишников в коротких эпизодиках. Таких, с усами обязательно, и с таким голосом (показывает). И это мне не нравится, я отказываюсь от этих ролей, потому что я понимаю, что я могу, конечно, это сделать, но мне это будет не очень интересно.

Какую роль Вы мечтаете сыграть? Все актеры мечтают сыграть Гамлета,— я нет. Я не мечтаю сыграть Гамлета, но любую интересную роль я хотел бы сыграть, на самом деле. Если это интересно, я готов нарядиться и в жабу, как говорится (улыбается). Но это должен быть оригинальный сценарий и режиссер должен объяснить, что это действительно роль необычная и интересная.

В общем, есть некие киношные задумки, я пока ничего про них не буду говорить, потому что можно сглазить, поэтому, я потом расскажу, когда еще снимусь где-нибудь, обязательно расскажу.

Сергей Геннадьевич! Какие кричалки вы реально помните? Прокричите, пожалуйста, Вашу самую любимую.

Видимо, речь идет о нашем проекте — телеспортивном журнале «Назло рекордам», который мы делали на телеканале ТВ6-Москва, а потом на телеканале 7 ТВ. Прокричите, пожалуйста, Вашу любимую… кричалку, видимо имеется в виду. Да, интересный вопрос, неожиданный… (улыбается)

У нас действительно очень много было кричалок, причем, исчерпав в какой-то момент какие-то кричалки, которые просто призывали наших спортсменов действовать более яростно и активно, мы начали уже как-то фантазировать. Например, а вот как бы Александр Сергеевич Пушкин, если бы был в то время футбол и он болел бы за «Спартак», то какие бы кричалки он написал? И были очень смешные у нас кричалки, например, Вите Онопко посвящена такая кричалка:

На-дев ши-рокий бо-ли-вар,

Онопко е-дет на буль-вар!

Ееее…

И долго обсуждалось, почему же Онопко надел боливар, а все остальное он надел, или прям так, в трусах и в бутсах поехал на бульварм в боливаре…

Или была такая:

В че-шуе, как жар горя,

Трид-цать три Цим-ба-ла-ря!

Цимбаларь Илья, такой есть великий русский футболист, который играл за «Спартак», сейчас тренером работает. Пожелаем ему давайте, все спартаковские болельщики, огромных успехов! В общем, было огромное количество этих кричалок, любимую, наверное, не смогу вспомнить, но вот то, что мне было интересно и близко, я вам сейчас накричал.

Сохраняются ли у Вас отношения с Вашими партнерами по ОСП-студии, дружите ли Вы в реальной жизни?

Ну, что могу сказать. Конечно, сохраняются у нас отношения с нашими партнерами по ОСП-студии. В апреле прошлого года мы в Театре Эстрады дали три концерта под названием «ОСП-студии 100 лет», где мы все встретились, пообщались очень хорошо и мило, снова вспомнили наши творческие успехи и победы. И довольно неплохо выступили.

Дружите ли Вы в реальной жизни? Ну… не знаю… дружим, наверное нет, так вот прям дружим-дружим, но общаемся. У нас же, у каждого из нас своя жизнь, свое прошлое, свое будущее, свое настоящее. У нас у всех по многу детей, у всех свои друзья, свои однокашники, друзья их прошлой жизни… У каждого из нас некий свой круг, и эти круги не очень пересекаются. Но, в общем относимся друг к другу хорошо и с уважением и общаемся нормально, несмотря на то, что вместе уже довольно давно не работаем.

Сергей, будете ли Вы еще делать какие-нибудь передачи вместе с Шацем, Кабановым и КО?

Честно вам скажу — не знаю, никогда не говори никогда, как говорится. Вполне возможно, что-то и будем делать, если будет на то какое-то серьезное предложение от каких-нибудь телевизионных или киношных начальников. Которые скажут, давайте собираться вместе и снова — двадцать лет спустя, десять лет спустя, что-нибудь такое замутим. В принципе вполне все это возможно… Может быть, будем, а, может быть, и нет.

Почему Вы не участвуете в «Хороших Шутках» с Лазаревой и Шацем?

Потому что там участвуют Лазарев и Шац, они ведущие этой программы. В свое время так решило руководство телеканала СТС, что Миша и Таня будут вести эту программу, они ее ведут и, по-моему, очень неплохо, и, наверное, там просто не должно быть больше людей и больше ведущих, поэтому я в «Хороших Шутках» не участвую.

Сергей, здравствуйте! Я задаю Вам вопрос со страницы Портала для молодежи, хотя и представляю, скорее взрослую, нежели молодежную аудиторию. А вопросы такие: 1) Насколько я знаю из прессы (статей и телепередач), у Вас большая семья, три сына, одному из которых необходимы особое внимание и забота. Легко предположить, что сочетать заботы такой большой семьи и насыщенную творческую жизнь очень непросто, а Вам и Вашей жене это удается. Как Вы нашли баланс между тем и другим?

Хм… Ну, как нашли баланс… Это же наша семья, это же наши дети. Поэтому, в общем, нет никакого особого баланса, просто есть любовь друг к другу, и все. Так получается, что многие мои коллеги или люди, которые занимаются не шоу-бизнесом, а просто бизнесом, часто забывают о своей семье. Они погружены в свои заботы, в свою напряженнейшую жизнь — творческую, финансовую и так далее… И это не очень хорошо, знаю по себе, потому что в какой-то момент ты начинаешь от семьи отдаляться, ты начинаешь отдаляться от детей, ты уделяешь им не очень много внимания… т. е. ты не участвуешь в их воспитании, и это очень плохо, на мой взгляд. Как-то вот мне повезло с женой, с Наташей моей, как-то она очень хорошо их воспитывала, пока я занимался, скажем так, упорным восхождением по карьерной лестнице. Но в какой-то момент, я вдруг хватился, что я совсем уже и не знаю — своих достаточно взрослых уже детей. Не знаю, чем они живут, чем они дышат… И я начал быстро возвращаться в семью, стремительно, начал больше проводить с ними времени, начал с ними общаться, начал с ними дружить, начал с ними заниматься каким-то совместными проектами… Они уже настолько взрослые, что мы с ними уже занимаемся какими-то творческими совместными проектами.

Например, Саша, мой средний сын продюсировал и снимал юмористические ролики для нашего интернет-видеохостинга, работал как продюсер и режиссер. Маленькие ролики, но те не менее это было настоящее телевизионное производство. Старший сын, Никита Белоголовцев, работает ведущим на телеканале ТВЦ, ведет передачу «Сегодня ночью», очень, кстати, достойная передача, советую посмотреть, кто не видел. Телеканал ТВЦ, по четвергам, в 0.20, выходит программа, если я не ошибаюсь.

Женька у нас, правильно отмечает человек, который задает мне вопрос, что ему необходимы особое внимание и забота, потому что он довольно серьезно в детстве болел. Сейчас он здоровый, красивый парень, с усами… Он тоже занимается творчеством, он недавно участвовал в Московском конкурсе чтецов, читал потрясающе смешную сказку писателя Шергова. У него есть цикл «Сказки о Шише», такой герой у него — Шиш. Ужасно смешные сказки, в таком старорусском стиле написанные, с оборотами «ужо», «теперича» — очень смешные сказки. И у Жени две сказки в арсенале — он великолепно абсолютно читает их обе. Я все время, когда их слушаю на концертах, я хохочу от души, несмотря на то, что я много раз их уже слышал (смеется). Абсолютно гениальные сказки и очень хорошо Женя их читает.

И второй подвопрос, этого же автора: Скажите, общаются ли Ваши дети друг с другом на равных, пересекаются ли их интересы, или они самостоятельные и обособленны друг от друга. И как Вы считаете, как родители должны влиять на отношения детей друг к другу, чтобы и взаимосвязи и независимость детей развивались адекватно?

Очень умный вопрос, я даже с трудом его прочел (улыбается). Безусловно! Родители должны влиять на отношения детей друг к другу. У нас в семье вообще есть некий девиз, что мы — банда, мы семья, семья в полном смысле этого слова. Я всегда говорю своим детям, что ребята, не дай бог, но если произойдет что-то неприятное с вами, то вполне возможно, что ваши ближайшие друзья, ваши приятели, ваше окружение нынешнее, очень быстро может от вас отвернуться, забыть, как вас зовут и кто вы такой. Семья, скорее всего, так не сделает. Братья, папы, мамы, бабушки — это тот последний круг вашей обороны, ваш надежный или тыл, или друзья по передовой, которые, скорее всего, никогда вас не оставят и, скорее всего, будут с вами и в горести и в радости. Поэтому дорожите семьей, дорожите родственными связями, это, наверное, самое главное. Это ваши самые главные друзья, это самые главные люди, которые вас окружают.

Вы бы хотели, чтобы Ваши дети пошли по Вашим стопам? Я имею в виду юмористический жанр?

Честно говоря, не знаю. Я вообще очень спокойно относился к тому, куда пойдут мои дети, но можно сказать, они занимаются близко к тому, чем занимался я, не юмористический жанр, но тоже телевидение, тоже творчество. Я думаю, что это произошло у них абсолютно естественно. Т. е. они впитывали, впитывали… дома у нас и вокруг нашей семьи всегда была творческая атмосфера. Всегда у нас дома были какие-то гости, которые со мной вместе работали, со мной вместе все это придумывали, сочиняли, играли. В общем, ребята с самых, так сказать, младых ногтей, впитывали ту творческую атмосферу, которая царила в нашей семье. И сами они учились в класс-центре Сергея Зиновьевича Казарновского, это школа с театральным уклоном. Они учились там играть на музыкальных инструментах, ставили спектакли, учились танцевать, петь… У них очень хороший слух, они очень неплохо поют. По крайней мере, они слышат, когда я пою не правильно, они мне говорят «Не попал. Четыре раза за песню, папа, не попал». В ноты, я имею в виду (улыбается). То есть, в общем, они пошли по моим стопам, и я им стараюсь помогать. Но это не такая помощь, что вот я пошел и начал «Возьмите парня…», абсолютно нет. Помогаю в основном советом, то есть абсолютно легкая помощь, я не пытаюсь никого никуда пихать. Вот Никита, например, на телеканал ТВЦ абсолютно был сам приглашен, без всякого моего участия. Он еще работает на телеканале О2, телеканал, вещающий на Москву в интернете, а на регионы он в пакете телевизионном кабельном. Никита вел там программу «Разговор без правил» и сейчас он продолжает ее периодически вести, и он очень понравился руководству ТВЦ, его пригласили в эту программу. Абсолютно я не имею к этому никакого отношения. И он ведет сейчас это молодежное ток-шоу, иногда очень острое.

Сергей Геннадьевич, какой Ваш любимый вид досуга, отдыха?

Я очень люблю кино, я могу смотреть кино бесконечно. Могу посмотреть один фильм, тут же второй, тут же третий. И это одно из моих любимых времяпрепровождений — просто просмотр фильмов. Причем, не в кинотеатре все-таки, а скорее дома. Потому что в кинотеатре много всяких отвлекающих и, порой, раздражающих фактов. Как-то попкорн и телефонные звонки. Поэтому я люблю все-таки дома смотреть кино. Я мечтаю себе построить домашний кинотеатр с таким огромным телевизором, со звуком, но пока мне это не по карману, но есть мечтания.

Еще я очень люблю, конечно же, спорт. Я играю в баскетбол. В футбол уже не очень у меня получается, потому что побаливает травмированная коленка, а в баскетбол еще могу, так, если аккуратненько, осторожненько… Очень люблю горные лыжи. Меня несколько лет назад жена поставила на горные лыжи, научила кататься очень быстро. Оказалось, что это довольно простая история, научиться на горных лыжах, и я вот теперь очень это уважаю и люблю.

Еще, конечно же, я люблю путешествовать, я думаю, это все любят. Путешествовать, открывать новые страны, бывать в новых необычных местах. Я люблю море, солнце… Ну, в общем, ничего такого необычного в моем досуге нет (улыбается). Все так же как у вас, я думаю,— кино, спорт, путешествия, море, солнце…

Намерены ли Вы сами когда-нибудь обратиться и к литературному творчеству?

К литературному творчеству, наверное, не буду обращаться. Потому что, я искренне абсолютно говорю, меня «убивают» многие, скажем так, звезды, которые вдруг решили, что они писатели. И начали издавать книги одну за другой. Иногда даже, честно говоря, стыдно за этих ребят… Причем, это все на полном серьезе… То есть это толстая книга — ее открываешь, читаешь и, странице на десятой, думаешь — старик, ну зачем? Ну, это же графоманство, это же плохо, это же слабо, это же не твое! Ты ведешь телевизионную программу, ты такой, острый телеведущий, такой, сталкивающий лбами! Ну не пиши ничего, пожалуйста, не надо, не твое это. Делай, собирай концерты в больших залах, вещай, напутствуй, проповедуй даже, может быть, даже пой, но не пиши только, пожалуйста! … Но это я так, для примера (улыбается).

Поэтому я, наверное, не буду никогда обращаться к литературному творчеству, тем более, что, если бы я даже писал мемуары… я мало помню, честно говоря. У меня было столько событий в жизни необычных и интересных, что одни уже заслоняют другие и, к сожалению, память моя так устроена, что я, когда какие-то вещи рассказываю журналистам, то они уже, наверное, далеки от истины, потому что я их в голове уже так видоизменил, адаптировал как-то, усмешнил и переврал уже, наверное… Поэтому и мемуары мои тоже будут не очень, честным и искренними, и поэтому, наверное, ничего я писать не буду. Хотя есть какие-то рассказики, какие-то стихи, которые где-то там лежат в дальнем, нижнем ящике письменного стола, но, наверное, я их не буду широко являть народу

Много ли Вы читаете и каких авторов, какие жанры?

Вот, к сожалению, не удается много читать, хотя просто невероятно люблю тоже этот вид отдыха и досуга. И… все люди, кто не считает, те очень себя обделяют невероятным удовольствием. Вот, правда, просто поверьте мне. Вот, кто не читает книг, вы попробуйте! Начните с чего-нибудь легенького — с «Трех мушкетеров», например, или с «Незнайки на Луне»… Увидите, что это потрясающее времяпрепровождение и невероятное удовольствие!

Жанры я люблю всевозможные — и фантастику, и приключенческую литературу, и романы серьезные толстые, и классику, и Достоевского, и даже иногда поэзию читаю. Не могу, правда, много читать сразу поэзии, но иногда открою Блока, например, застыну, прочту два стихотворения и… обратно его отправлю на полку (улыбается). То есть, я, можно сказать, человек всеядный, главное, чтобы книга была хорошая. В принципе, сейчас, на наше счастье, есть хорошие авторы, и у нас в стране и за рубежом, и до сих пор мы сейчас открываем для себя какие-то литературные пласты, которые были для нас закрыты еще 20–30 лет назад. До сих пор до нас что-то доходит, то, что нам не разрешалось читать при советской власти, до сих пор это прекрасное литературное наследие к нам возвращается. Поэтому, братцы, читайте! Читайте, советую. Ни в коем случае не настаиваю, советую.

Есть ли у Вас домашние животные? Если да, то какие, и что за характер у этого существа (этих существ)?

Тут мне, конечно, повезло, потому что у меня в доме живут, я, честно говоря, даже сомневаюсь, что это собаки в общепринятом значении этого слова, мне иногда кажется, что это какие-то инопланетные существа. Это два пса, с такой сложнопроизносимой породой — вельш корги пемброк. Это самые маленькие в мире овчарки. Для сравнения, у английской королевы восемь таких коргов, а у нас их два. Это такие маленькие, желтые, на коротких ножечках собачки, у них абсолютно овчарочье лицо, огромные уши, умные очень глаза, черный нос и такие коротенькие лапки. Они очень пушистые, колбаски такие, на коротких ножках (показывает). У нас их два — одного зовут Лев, а другого зовут Пьеро.

Я когда за ними наблюдаю, мне иногда кажется, что они прилетели откуда-то из космоса, что это силубяне, например, в «Звездных войнах» были силубяне. Вот, это они, я иногда даже так их называю: «Силубяне, идите кушать!». Абсолютно очаровательные существа. Я вообще никогда не был собачником, у меня в детстве был кошки. У меня был кот Кузя, который трагически погиб, наевшись, видимо, какой-то крысиной отравы, до сих пор я всхлипываю, его вспоминая… И вдруг у меня появились собаки и я понял, что это потрясающее ощущение! Очень хорошо сказал мой приятель Андрей Бочаров про собак, что это существо тебя любит вне зависимости от того кто ты. Ты можешь быть бандитом, мошенником, нечестным человеком, но пес тебя любит, и он не задумывается о том, кто ты, просто любит тебя, потому что ты его хозяин, потому что ты с ним. Особенно если ты с ним нежен и добр, и ты не обижаешь его, то он просто любит тебя за то, что ты есть. И это, конечно потрясающие ощущения!

Я недавно для себя это открыл и в восхищении до сих пор. Я бы, конечно, если бы позволяла мне жилплощадь и здравый смысл, я бы еще штук пять завел себе таких же. Но не могу — две руки всего — одного чешешь и другого чешешь за ухом. Очень люблю их.

Какие города и страны, кроме российских, Вам нравятся, где Вы чувствуете себя комфортно (предположим, на отдыхе) и почему?

Когда я начинаю отвечать на этот вопрос, я начинаю на него отвечать с благодарности Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Спасибо, Михаил Сергеевич, Вам, Горбачев, за то, что Вы позволили нам увидеть мир! Правда! За то, что Вы устроили перестройку и за то, что Вы разрушили этот железный проклятый занавес. Я, честно говоря, до сих пор, находясь где-нибудь в Лондоне, Риме или в Париже, зажмуриваю глаза и не верю. Честное слово, я не верю, что передо мною Колизей, или что передо мною Нотр Дам де Пари… Для вас, людей молодых, наверное, это нечто само собой разумеющееся, мои дети абсолютно спокойно к этому относятся. НО для нас, людей более взрослых, это до сих пор нечто из области фантастики. Не зря же русские люди придумали ужасную поговорку «Увидеть Париж и умереть»… Вот сейчас мы можем без «умирания» все это видеть.

Я очень люблю посещать разные страны, и, наверное, нет такой страны, где бы мне не понравилось, и где бы я чувствовал себя плохо. Мне посчастливилось, я был в Японии, в Китае, во Франции, в США был. Вот Южная Америка до сих пор мною еще не исхожена, но я очень хочу попасть в Мексику или в Чили, в Перу, очень интересно там побывать. Самые яркие впечатления, наверное (задумывается), это Петра, это город, который вырублен в скале, надо долго двигаться по ущелью и ты попадаешь в город. Там снимался один из отрывков фильма «Индиана Джонс». Потом это Сан Пьедро — собор Святого Петра в Ватикане. И, наверное, Мальдивские острова меня поразили, потому что такое впечатление, что ты попадаешь на другую планету…

Поэтому, братцы, не тратьте деньги, которые вы зарабатываете, просто так! Тратьте их на путешествия! На книги и на путешествия.

Вы очень моложавы (это плюс). Часто людей с такой внешностью, по которой не угадаешь, сколько им лет, люди невольно «принижают» в собственных глазах, приписывая им вовсе не те черты характера и образ жизни, который соответствует действительности. Есть ли такое в Вашей жизни или было ли? Если да, как Вы с этим справились?

Необычный вопрос. Вы знаете, мне уже за сорок, поэтому, когда мне говорят, что я моложав и это плюс, это мне приятно слышать, спасибо! Ну, я честно скажу, что я стараюсь за собой следить — делаю зарядку, стараюсь себя ограничивать в еде и особенно в питье всяких, не очень полезных напитков.

По поводу принижают в собственных глазах, да нет, наверное, не принижают… Мне кажется, не важно, сколько тебе лет, не важно, на сколько ты выглядишь, важно то, как ты себя в жизни ощущаешь. Если ты ощущаешь себя молодым и веселым и жизнерадостным, та и будь им. Я вообще не понимаю, разговоров о том, что, например, Сережа, в твоем возрасте нельзя уже носить красные джинсы с белыми иероглифами! Мне кажется — можно, ну что такого, мне нравится! Меня даже иногда мои дети дергают и говорят «Пап, ну ты одеваешься, ну прям совсем излишне ярко и вызывающе…» Ну бывает, ну нравится мне… может быть, в детстве мне не хватило этой яркости. Тогда-то все было серое и черное, у советского народонаселения.

Ну, не знаю, … мне кажется, когда человек моложав, это хорошо! И неважно, сколько ему лет. Меня не приглашают пока играть харАктерных стариков или старух, но как-то я пока с этим справляюсь, как-то спокойно к этому отношусь (улыбается).

Как Вы отвечаете в компании, если Вас не под настроение просят «Ну, давай, пошути!»

Честно скажу, я не люблю таких просьб, и не важно, под настроение меня просят об этом или не под настроение. Если я нахожусь в какой-то компании, и мне там весело и хорошо, то я могу шутить и рассказывать смешные случаи, истории забавные, и без просьб каких-то.

Вообще, конечно в нашей профессии, в статусе людей публичных и, скажем так, известных, есть некоторые минусы, когда к нам излишне нетактично относятся, как-то громко, не очень интеллигентно (простите меня за это слово) выражают свои восторги… То есть, когда люди адекватно с тобой разговаривают, с уважением и с каким-то добрым посылом, это всегда очень приятно. Не верьте, когда какой-нибудь актер вам скажет «Ох, как замучило это внимание, эти поклонники…», это лукавство! Всем тем, кто занимается каким-то творческим процессом, всем очень приятно, когда им говорят приятные и хорошие слова. Когда это делают излишне навязчиво, то это иногда неприятно.

И последний вопрос друзья мои: В жизни Вы также общительны и энергичны, как в своих экранных образах?

Я в жизни энергичен, в меру общителен, но я, как и все вы, кто сейчас меня видит и слышит, я такой же живой человек, как и все вы. Поэтому мне свойственны и разные эмоции и разные оттенки поведения. То есть, если мне грустно, если мне не весело, если у меня что-то болит, и если мне как-то некомфортно, то я чувствую себя плохо. Я могу грустить, я могу жаловаться, я могу ныть даже, хотя стараюсь этого не делать. Если мне весело, если вокруг меня хорошая копания и мне в ней тепло и радостно, я, естественно, веду себя адекватно. Я радуюсь, я общаюсь, я энергичен, я весел, я бодр.

Поэтому, такие вопросы, они всегда немного ставят меня в тупик. Потому что все мы — мои друзья, мои коллеги, мы все нормальные, живые люди. НУ, естественно, со своими тараканами все немножечко, но мы такие же, как и вы. Поэтому, пожалуйста, относитесь к нам так же, как вы относитесь к своим друзьям и близким — добро и позитивно! Спасибо!

Ну, а в преддверии Нового Года, я хочу всем вам пожелать счастья, здоровья, всяческих успехов, желаю вам достойно и без потерь пережить те не очень простые времена, которые неожиданно абсолютно свалились нам на голову. И дам вам сейчас один совет, который вам наверняка поможет в жизни. Вы улыбайтесь почаще! Просто улыбайтесь! Улыбайтесь хорошей, да и плохой погоде тоже, улыбайтесь знакомым и незнакомым людям, и не бойтесь выглядеть при этом глупо! Потому что эта улыбка, это хорошее, добродушное выражение лица… если бы все мы умели улыбаться и относиться друг к другу по доброму и хорошо, у нас гораздо было бы все лучше, в нашей стране, поверьте мне. Я уверен в этом на сто процентов.

Еще раз Новым Годом! Увидимся. Обязательно. Счастливо!  

в начало