Радио "Маяк" (Комолов-Шелест) 26 августа 2008г.

КОМОЛОВ: В нашей студии появился телеведущий, актер Сергей Белоголовцев. Привет, Сергей!

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Здравствуйте, друзья! Я в состоянии анабиоза доехал до вашей студии замечательной.

ШЕЛЕСТ: Для тебя это сложно в первой половине дня существовать?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Я же все время меняю свой облик и стиль жизни. Сейчас у меня абсолютно новый стиль жизни, безалкогольный абсолютно с ранним залаживанием в кровать и с ранним же пробуждением. Я открыл для себя абсолютно новые ощущения, какие-то новые краски.

КОМОЛОВ: Грядет зима, лыжи.

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Я услышал петухов, наконец-то.

ШЕЛЕСТ: Что они существуют, что они живут рядом, неподалеку.

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Да, живут петухи, оказывается у меня в моем загородном раю живут петухи.

ШЕЛЕСТ: А ты так за городом и живешь? Или ты перебираешься туда на лето?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Нет, я перебрался, я стал крестьянином и одновременно латифундистом. Мечтаю завести каких-нибудь курей.

КОМОЛОВ: Прямо чтобы живых?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Но у меня, правда, две собаки. Я боюсь, что они не уживутся.

КОМОЛОВ: А ты хотел их в конуре, чтобы место сэкономить?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Нет. Я хочу, чтобы куры какие-нибудь экзотические ходили по участку.

ШЕЛЕСТ: Экзотические даже?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Обязательно. Ну чего такие обычные пеструхи? Это же не интересно.

КОМОЛОВ: Ну, разукрасить можно. Вот тебе экзотическая кура.

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Можно. Фломастеры есть для этого. Я недавно был в Италии, в месте, где мы были, был рядом маленький такой зооцирк. Главное представление там было, там периодически рожали свиньи.

КОМОЛОВ: Они по графику, то есть расписание было?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: И вот они занимались тем, что периодически исторгали из себя абсолютно очаровательных маленьких, похожих на маленьких слоников, поросят.

КОМОЛОВ: И ты решил экзотических курей завести?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Да. Я там подсмотрел всяких экзотических курей, которые похожи на индейцев.

КОМОЛОВ: А вот бы эти свиньи исторгали курей экзотических? Это был бы тогда зооцирк.
БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Это уже триллер какой-то. Зооцирк такой тайский. Там в Таиланде они изрыгают и люди, и животные друг друга из себя.

ШЕЛЕСТ: По-моему, вы зашли в тупик, ваша беседа?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Нет, мы не зашли в тупик. Просто не можем перейти грань.

ШЕЛЕСТ: Еще раннее вставание наверняка сопряжено с твоей работой? Я слышала, что у тебя, оказывается, есть бизнес параллельно, есть какое агентство, и ты даже устраиваешь праздники для людей?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Нет, я проиграл в конкурентной практически борьбе остальным ивентагентствам. Сейчас же у нас в нашем городе прекрасном ивентмекингам, объясняю для наших радиослушателей: ивент – событие, мекинг – делание. Деланием событием не занимается, пожалуй, что ленивый только. И поэтому так много этих агентств создалось. Но мы периодически делаем праздники, мы делаем праздники исключительно прекрасные. Мы подходим со всей душой, мы даже иногда не просто оперы сочиняем, мы даже их поем сами. И недавно даже сделали балет для одной пары, которая справляла серебряную свадьбу. Мы сделали балет, который назывался «Знакомство молодых». Прям настоящий балет.

ШЕЛЕСТ: Шуточный?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: С элементами юмора.

КОМОЛОВ: А участвовали молодые? В смысле, которые вот серебряную свадьбу…

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Молодые плакали. Молодые плакали от умиления. Им было так прекрасно это все видеть. И они были в восторге полном. Поэтому ивентагентство наше работает, но оно работает не очень активно. Но мы с удовольствием делаем праздники для людей.

КОМОЛОВ: Я узнал, что ты снимаешься в кино, что недавно вышла картина на телеэкран, может быть она снята была давно, «Цвет неба». Расскажи, как часто, как много ты снимаешься именно как актер?

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Скажем так, в полном метре, не в сериале, а именно в кино я снялся пока первый и последний раз. Хотя периодически приходят какие-то абсолютно иногда безумные предложения. То есть, кроме пьяных гаишников и нетрезвых сантехников, которые часто мне предлагают, как-то раз мне предлагали сыграть роль Фрунзе.

ШЕЛЕСТ: Ростом, наверное, не вышел, Фрунзе же маленький, говорят, был.

БЕЛОГОЛОВЦЕВ: Но я мог на коленках.

КОМОЛОВ: Могли издалека смотреть.

 

в начало