Журнал "ДРУГ" № 7, июль 2008

Ох как ошибаются те, кто считает, будто в повседневной жизни юмористы – очень серьезные люди. Сергей Белоголовцев, например, может рассмешить даже во время обычного интервью. Задаешь ему, казалось бы, серьезные вопросы, он вдумчиво отвечает, а в результате хохочут все присутствующие: он сам, супруга Наталья и фотограф с журналистом! Похоже, в доме четы Белоголовцевых действует негласное правило: ни дня без шутки. Да что говорить – достаточно вспомнить, сколько телезрителей надрывало животы от смеха, когда показывали знаменитые «ОСП-студию», «Назло рекордам», «33 квадратных метра», «Дачные истории» − проекты, которые вообще трудно представить без Белоголовцева! А без живности почти невозможно представить и красивый загородный дом Сергея и Натальи, ведь обитатели их подмосковной «фазенды» − две собаки породы вельш-корги пемброк, Лев и Пьеро.

 

Королева – любит, баронесса – дарит

То, что у собак юмориста нет звездной болезни, выяснилось сразу.  Едва мы оказались во владениях Белоголовцевых, как четвероногие начали настойчиво нас обнюхивать, облизывать, весело «бодать» нас своими носами, садились нам чуть ли не на голову. Создавалось ощущение, будто мы их давние знакомые и в карманах у нас по полкилограмма свежей вырезки, и вообще в этом доме мы не в первый раз. «Не удивляйтесь, Лева и Пьеро всех так встречают, даже тех, кого видят впервые, − разрешила наши сомнения Наталья. − Собаки у нас добрые и очень любят общаться».

 «А уши у них такие выдающиеся, наверное, чтобы слушать байки Сергея…» − рискнула предположить я, но тут в комнате появился сам «виновник торжества», и его увлекательные «байки» начали слушать уже мы, а Лев и Пьеро стали деловито суетиться около главы семейства…

− Сергей, от актера комедийного жанра ждут, «чтобы рассмешил».  А у Ваших собак, случайно, нет таких способностей?  

− Наши корги – сами по себе забавные. Посмотрите на них! Я как-то фильм об этих собаках по телевизору видел, там одна заводчица их так и назвала – клоуны, ведь у них такие забавные мордочки и бровки похожи на те, что клоуны, когда гримируются перед выступлением, рисуют над глазами. Бывает, днем Лева и Пьеро решат где-нибудь вздремнуть, причем, где именно настигнет их это желание, не имеет значения. Они принимают какие-то невероятные позы – очень смешные: могут и на спине спать, пузом кверху, и на боку, и на животе, вытягивая свои коротенькие ножки в разные стороны...  И тогда я или Наташа аккуратно крадемся мимо них и зовем друг друга посмотреть на это зрелище, лишний раз посмеяться….

− А Вам хоть немного льстит, что корги – любимые собаки королевы Елизаветы?

− Скорее, это нам приходится объяснять народу, что же у нас за четвероногие. Когда мы незнакомым людям говорим, что наша собака называется вельш-корги пемброк, то первый вопрос, который нам задают: «Долго ли вы учились это выговаривать?», а второй: «Что это еще за такой “пемброк”?» Тогда мы и говорим: вот смотрели вы, к примеру, фильм «Королева»? Там восемь таких «артистов» снимается. Маленькие, коротконогие, с ушами… У нас – именно такие.

− Неужели благодаря «Королеве» Вы обратили внимание на этих собак?

− Совсем нет. Хотя в нашей жизни они появились, действительно, благодаря особе «голубых кровей» – баронессе Катерине фон Гечмен Вальдек, с которой мы очень дружим. Однажды я с Наташей и детьми побывал в Монако, в гостях у нее и ее мужа Эрнста. И вот барона как раз сопровождала собака этой, в то время для нас диковиной, породы по кличке Джози, которая нас потрясла тем, что разве что головой не кивала, когда с ней разговаривал Эрнст. Например, мы шли к памятнику, барон останавливался и говорил Джози в ее большие уши: «Сиди здесь, не подходи к памятнику: собакам туда нельзя». Она спокойно садилась и ждала.

Бывали и забавные случаи. Как-то раз Эрнст с Катей повезли Джози на горнолыжный курорт, сами поехали на подъемнике, а ее с собой, конечно, не взяли. Собака не ожидала такого поворота событий и начала метаться у подножия подъемника, подумала, что хозяева бросили ее. А они в ужасе вспомнили, что ничего не сказали Джози, никак ее не подбодрили. И вдруг увидели, что она стала рыть нору – решила зимовать, подумала, что хозяева уходят в горы, а ей следует поселиться в норе, сидеть, ждать их…

В общем, мы были очарованы этой собакой, и когда поняли, что готовы переехать из Москвы за город, то решили завести именно корги. Катя сначала подарила собаку этой породы нашим друзьям, а спустя время те, влюбившись в корги, выбрали в питомнике для нас щенка, Льва, и преподнесли на новоселье.

Все шло хорошо, но в какой-то момент он начал скучать, грустить, не играл, не прыгал, после прогулки лежал, смотрел грустными глазами в потолок. Как нам объяснили, Лев очень хотел общаться с себе подобными, и мы решили найти ему «братика». Пьеро ведь – очень дальний родственник Льва: то ли брат, то ли сват…. Он еще и куцехвостый (у Левы нет хвоста), таких собак очень мало, и эти хвостики им, кстати, никогда не трогают…

− А с четвероногими аристократами легко ужиться? Вы, наверное, разговариваете с ними интеллигентно и хорошим манерам их научили?

− Иногда кажется, что понимание вещей у этих собак вообще на каком-то генном уровне. Они знают, как себя вести в доме, как держаться с другими, не лают, не возмущаются, не просят со стола. Когда у нас застолье и много народу в доме, гости удивляются: а где собаки? А они и не собираются быть в центре внимания, напротив – находят спокойное место и сидят себе там, своими делами занимаются. Лев и Пьеро – совершенно беспроблемные псы, из мебели испортили только маленькую полочку и пару раз погрызли обувь. В постель с собой их никто, естественно, не берет, да и на диван залезать им категорически запрещено. Только если хозяин сидит на диване, они могут побыть на руках. Спят Лева и Пьеро в доме, на самом нижнем этаже, который мы в свое время назвали «этаж для внуков»: надеемся, что там когда-нибудь будут жить дети наших сыновей. А пока этаж временно переименован в «собачий».

− Я слышала, будто у одной из Ваших собак на носу – вензель? Это действительно так или просто хитрый пиар?

Нет, это чистая правда. Когда Лева был маленьким, у него на носике ясно была видна готическая буква «L», сейчас осталось крохотное пятнышко. Но Львом мы назвали его не поэтому. Я как-то снимал его на камеру, крупно «наехал» на часть его лба и на глаза и вспомнил, что когда-то по каналу National Geographic видел передачу про львов, где сюжет как раз начинался с того, что оператор «отъезжал» от глаз этого величественного зверя. На домашнем видео у меня получилось нечто очень похожее, и вдруг я понял, что у собаки есть что-то львиное в облике. Да и рыжий он, как царь зверей, и «грива» имеется – ну чем не карликовый британский лев?! А потом у Левы же – английские корни, его отец – чемпион Ирландии, привезенный из этой страны в Россию, и наша собака – его первый потомок на российской земле. А Пьеруша попроще, его родственники живут где-то в Нечерноземье, и мы называем его «крестьянский мужичок», «волчонок». Имя такое дали ему за специфический разрез глаз, они у него такие грустные – прямо как у настоящего Пьеро...

Люди на маленьких ножках

− Неужели Ваши собаки настолько дружны между собой, что о банальной битве за внимание хозяина и говорить не приходится?

− Лидер, безусловно, Лева: он же старше. Когда Пьеро только привезли, Лев просто обезумел от радости. Подцеплял этот «комочек» носом, как мячик, подбрасывал, ставил его на четыре лапы, призывал: «Давай бегать, играть!» Конечно, заводчики предупреждали нас и о возможной ревности. Но у нас все происходит спокойно, интеллигентно. Когда Пьеруша видит, что ласка достается Льву, то сразу бежит, сует морду под руки того, кто гладит «брательника», и не ругается, а смешно поскуливает, нежно, как флейта. Ревность у них не агрессивная, а скорее, напоминательная. И потом они любят друг друга, это очень чувствуется. Но есть у них и субординация: Лев всегда ест первым, и если у них одна миска на двоих, то Пьеро ждет. Это при том, что мы их к этому не приучали: некое понимание иерархии у них уже в крови. Вообще, они требуют минимального к себе внимания; для дома, детей – это самые лучшие друзья, общительные, живут бок о бок с человеком уже несколько столетий и очень привязаны к нему.

− А четвероногие у вас с Натальей «общие» или у каждого есть любимчик?

− Конечно, мы их не «делим» между собой. Но, можно сказать, что Лев – Наташина собака, потому что лежит на руках только у нее. А «моя», получается, Пьеруша. (Смеется). Мы себя как-то поймали на мысли, что когда уезжаем куда-нибудь, то по собакам больше скучаем, чем по детям. Именно четвероногие – малыши в семье! Вообще, у нас трое детей, но сейчас они выросли, пытаются жить своей жизнью, поэтому понятно, что Лева и Пьеро в некотором роде заменяют нам их. Даже обращаемся к питомцам в необычной форме: «Люди! Вы поели?» или «Вон человек бежит – с ушками!» Но если честно, я немного боюсь такой острой привязанности к собакам. Вот сельские жители как-то спокойнее к животным относятся: ну заблудилась лошадь в лесу, сгинула и сгинула.  А у нас несколько месяцев назад с Пьеро случилось несчастье: его покусал алабай, повредил ему стенки брюшной полости – и Пьерушу оперировали. Когда я увидел его под капельницей, у меня слезы покатились: ребятенок наш попал в беду!

Наташа. Тренировать послушание у них мы начали исключительно для их же безопасности. Лева, например, очень шустрый, его не так-то легко поймать во время прогулки: делаешь попытки, а он думает, что с ним играют – и удирает. Однажды я два часа за ним бегала, спрашивала у дачников, не видели ли они такую маленькую собачку вот с та-а-кими ушами!

− Если бы от Вас большая собака удрала, то от страха народ, наверное, охотнее включился бы в ее поиски. Вы о псе внушительного размера совсем не мечтали? Все-таки загородный дом…

− Большая собака, на мой взгляд, это оружие. Оружие, которое десять раз стреляет в ту сторону, в которую ты его направил, а в одиннадцатый может выстрелить в любом направлении, туда, куда ты и не предполагаешь. Собаку надо серьезно воспитывать, постоянно за ней следить. Мы, например, все ждем, когда будем посвободнее (времени не хватает), тогда мечтаем заняться выставками. В питомнике, откуда Лева родом, с нас взяли слово участвовать в шоу. Ведь у него такие крови, пропорции. Наташа сходила на одну из корги-вечеринок, так там все были просто в восторге от Льва, смело назвали его чуть ли не лучшим представителем породы в России.

− Сергей, я слышала, что Ваши собаки – под стать Вам, фанату «Спартака». Вроде бы они у Вас в футбол играют. А с такими короткими ножками разве можно достичь успеха в этом виде спорта?

− А мы всем так и говорим: у нас – футбольные собаки. У них даже есть команда «Футбол!», а на улице в их распоряжении – настоящий мяч. Лев, как истинно английская собака, «играет» блестяще – поддевает мяч носом, лапами, словом, по-всякому! Короткие ножки здесь совсем ни при чем, главное – хорошо бегать, а этому их учить не надо!

Наташа. Как-то с прощального матча Дмитрия Аленичева Сережа принес домой мяч с автографами ведущих футболистов России. Лева увидел его в коридоре, начал лаять, пытался его «сожрать» от радости. Вы не поверите, но и Лева, и Пьеро различают футбольный и баскетбольный мяч: к последнему они совершенно равнодушны.

Юмор от Белоголовцева

− Читала, что сейчас Вы активно заняты новым проектом со смешным названием www.upupo.com.Что он из себя представляет?

− Это юмористический «хостинг», некое объединение людей, производящих юмор:  снимающих, пишущих сценарии, играющих на камеру. Мы хотим создать место в сети (по сути, мы уже сделали это), где можно посмотреть хороший юмор. То есть бабушка, провалившаяся в канализационный люк и снятая на мобильник, нас не интересует. Мы собираем постановочные сюжеты, скетчи, которые, кстати, нам присылают не только москвичи (КВН-щики, ВГИК-овцы), но и талантливые ребята из других городов. Наш сын Саша работает в этом проекте; оператор у него – Валерия Кабанова, дочка Паши, который играл бабушку в «33-х квадратных метрах». Второе поколение приходит работать! Отрадно думать, что мы можем создать новую юмористическую волну, а не развивать однобокий примитивный ТВ-юмор. Хотелось бы красивого, смешного, интеллигентного. Еще мы хотим сделать и видеотеку юмора, в которой были бы все выпуски «Оба-на!», «Веселых ребят», «ОСП-студии», «Назло рекордам!» − проектов, составляющих золотой фонд отечественного юмора.

− Кстати, о юморе. Сергей, Вы как-то обмолвились, что раньше Вы свой собственный юмор считали простым, не «высоколобым», но спустя время изменили свое мнение. Теперь считаете его умным и тонким по сравнению с другими шоу?

− Мне действительно казалось, что наш юмор довольно простой и понятный. Теперь же, когда я смотрю юмористические передачи, транслирующиеся по ТВ, понимаю, что заблуждался. Наши шутки были тонкими, интеллигентными, не примитивными. Сейчас на телевидении какая-то однобокость: все делают ток-шоу, все производят стенд-ап комедии, а мне кажется, что юмористический жанр должен быть широк и разнообразен. Но, к сожалению, наше телевидение не доросло до того, чтобы, к примеру, в эфире был и рок, и кантри, и классика. Что уж говорить о юморе!

− А десятилетие «ОСП-студии» в этом году для Вас стало знаковым событием?

Конечно! Как раз сейчас готовим полное собрание выпусков «ОСП-студии» на DVD. В таком формате она никогда не выходила. Парадокс в том, что юмор – как вино: чем старее, тем лучше. То, что мы выпускали раньше, кажется гораздо значительнее – и по качеству изображения, и по звуку. Да и юмор, который мы «делали» 5–7 лет назад, очень интересен и актуален. Кстати, полное собрание выпусков «33 квадратных метров» уже продается.

− Сергей, Вы вроде бы и в серьезном фильме успели сняться. Неужели подумываете сменить амплуа?

Да, картина «Цвет неба» − это не комедия, а мелодрама; играл я там героя-любовника, было и сложно, и интересно. Безусловно, хочется попробовать себя  в разных жанрах. Сейчас вот меня уговорили репетировать в антрепризном спектакле. Раньше я отказывался: то заменить просили кого-то в комедии, то пьеса была не очень смешная. Нынче многие пробуют себя и в режиссуре. Я, например, хочу что-то снять о своих собаках, но произойдет это «лет через много». Обязательно сделаю фильм или мультик, где корги будут настоящими, а вокруг них – все нарисованное. Когда я узнал легенду, что якобы они катали на своих спинах эльфов (у собак на спинах даже белая отметина есть – «седло эльфов») и перевозили их от холма к холму, это меня потрясло. Я посмотрел на Левку и представил, как у него на спине сидит крылатое существо или как пес гордо везет родственников одного клана эльфов к родственникам другого клана.  

Наташа. У нас в доме, как ни странно, до недавнего времени не было видеокамеры. Когда дети были маленькие, финансовые возможности не позволяли; позже мы как-то поймали себя на мысли, что снимать интересно, а смотреть потом – нет, и не покупали камеру по принципиальным соображениям. Пару месяцев назад Сережа все-таки ее приобрел. Для того чтобы снимать собак…



Досье:

Сергей Белоголовцев родился 2 апреля 1964 во Владивостоке в семье преподавателя физики Политехнического института. Детство провел в городе атомной физики (сейчас – первом наукограде) – Обнинске. Занимался баскетболом в местной спортшколе. В 11-м классе решил, что будет поступать в МИФИ, но на экзамене по физике схватил двойку и стал студентом Московского горного института, где руководил самодеятельным театром МГИ «Светлый круг» и командой КВН. После окончания вуза получил диплом горного инженера-физика и уехал на Дальний Восток по распределению, работал горным мастером в руднике. Там собрал агитбригаду из молодых специалистов, имевшую грандиозный успех. В Москве в течение полутора лет работал сценаристом программы «Оба-на!» (последний год выпуска), вместе с коллегами создал проекты  «Раз в неделю» (в рамках телеканала «Деловая Россия»)  «Назло рекордам!», «ОСП-студия», «33 квадратных метра», «Дачные истории», роли в которых и сыграл.

    Жена, Наталья Белоголовцева – журналист, вместе с Сергеем воспитывает троих сыновей – Никиту (21 год), Сашу (20 лет) и Женю (20 лет).
 

в начало