"Журнал "PlayBoy", ноябрь 2007

СЕРГЕЙ БЕЛОГОЛОВЦЕВ,
телеведущий


МОНОПОЛИЯ НА ЮМОР

Настоящий юморист смотрит чужой юмор с двумя выражениями лица, и оба абсолютно угрюмые. Когда смешно, он ревнует: «Сволочи, ведь смешнее, чем у нас получилось!» Когда не смешно, ему неинтересно, но приятно. Так вот, первые выпуски «ОСП-студии», а потом и Comedy Club многие юмористы смотрели с ненавистью и с ощущением скрытой угрозы.

Нашему народу, самому читающему и интеллигентному в мире, понадобилось десять лет, чтобы наесться Петросяном. И тут появились пацаны из Comedy Club, которые первые, наконец, решили вспушить эту историю запретных слов и тем в юморе. Все мы, кто был немного до них, сталкивались с тем, что с нелегитимным словом шутка очень смешная, а поменяй его на «ударил» или «упал» – и теряется 80 % остроты и накала. «Комеди» сумели убить в себе внутреннего редактора. Кто-то думает, что это неплохо, но у меня язык не поворачивается на пленку нелегитимные слова произносить. Может быть, это ханжество, но такова моя позиция.

КВН – единственная кузница юмористов
, которых можно смотреть. Это и институт и армия одновременно. Тебя заставляют стать юмористом в условиях, приближенных к гибели. Мы, отыгравши в КВН три сезона командой «Магма» МГГУ, каждый раз заканчивали его на грани инфаркта, в слезах и жутких переживаниях. Александр Васильевич Масляков достаточно цинично перемалывает лучшие мозги страны. Потом его не интересует судьба тех, кто прошел школу КВН. Думаю, он не смотрит Comedy Club, не интересуется, как дела у Тани Лазаревой или Сережи Белоголовцева. Мы для него перестали существовать, потому что ушли из передачи. Он нас отжал, а сможем ли мы прорасти дальше, его не волнует. У него уже новые лица, шутки, звезды. Больше трех сезонов, по-моему, ни одна команда в КВН не играет. При этом Масляков остается для огромного количества КВН-щиков главным учителем на всю жизнь. Все мы ему бесконечно благодарны.

«Комеди» сейчас монополисты, и это не идет им на пользу. Они начинают халтурить. И не потому, что ленивые и уже наелись деньгами, а потому, что превратились в конвейер, устали мозги и лица. Когда «ОСП-студия» была в зените, у нас тоже был конвейер: сериал «33 квадратных метра», две еженедельные передачи, гастроли. Мы много работали, потому что дорвались, нам всего хотелось. Но через полгода ты понимаешь, что лепишь шутки, как пельмени, а не выращиваешь, как цветы. То же происходит и с «Комеди». Ужас в том, что невозможно остановиться.

Крупные телеканалы сами дают возможность устроить «смешную» монополию. На канале «Россия», например, с момента его запуска кроме «Аншлага» и «Городка» ничего нового не было. Дело в том, что никто не хочет терпеть, ждать привыкания, развития. Быстро запустили, пару раз показали – рейтинга нет – ну извините. Рейтинга может не быть и месяц, и два. У нас же так часто: никто не смотрит, а потом бух – и обвал. Шел этот «Осторожно, модерн!», никто его не смотрел, и вдруг в какой-то момент откровение: «Прапорщик Задов – это же дико смешно!» - закричала толпа. И начинается истерика. А то, что до этого «Модерн» был очень неплохим, никто не замечал. Я считаю, что Нагиев с Ростом на пути к популярности, к прапорщику Задову (которого, кстати, я не очень люблю) прошли, по-актерски интересный и правильный путь. Но народ этого не оценил. Народ замечает юмориста тогда, когда тот уже понимает, что надо остановиться на чем-то самом примитивном и долбить как об стену молотком.

Я не люблю слово «кривляться».
Это отрицательное слово. Хочешь обидеть актера, скажи ему после спектакля «ты неплохо покривлялся». Вот, кстати, в юмористических сериалах сегодня какая-то чересчур гротескная подача материала. Актеров заставляют такие морды корчить, что аж зубы сводит.   А хочется, чтобы и юмор, и актерская подача была потоньше, помягче, и извините - поинтеллигентней.

У Евгения Вагановича был шанс спастись
, дать новую жизнь своему мегапроекту «Кривое зеркало». Он создал идеальный балаганный театр. В средние века этот проект имел бы грандиозный успех. ВСЕ четко сбалансированно: есть маленький человек с большим носом, похожий на лилипута, есть человек–слон с трубным оперным голосом, есть женщина–змея… полный набор странных человечков. Завораживающее зрелище. Но народ слишком долго все это смотрел. Ему бы взять и разогнать весь балаган на пике популярности! И набрать новых пацанов - тех же отставных квнщиков. Чтобы появились свежие морды, произносящие эти же тексты этих же авторов, но по-другому: с юношеским задором, пластикой. А он бы выходил в конце и читал свои… странные шутки.

Америке юмористические сериалы показывают раз в неделю. В развитых странах людям не до телевизора, они работают всю неделю. А в субботу укладываются перед телевизором и смотрят свой любимый ситком, который юмористы всю неделю готовят. А в стране, где работают не очень много и не очень регулярно, люди смотрят телевизор круглые сутки. Поэтому людям надо каждый день ситком показывать. А еще лучше – четыре раза в день!

Что в СССР было идеально, так это дозировка юмора. Одна шутка – и разговоров про нее на полгода. Выходит «Голубой огонек», где Хазанов читает монолог попугая, который закладывает всех зверей, сторожей и директоров зоопарка. Событие! На следующий день все шептались: «Нет мяса в зоопарке! Да мы все поняли – это ж не в зоопарке мяса нет, это ж в стране нашей мудацкой, которая как зоопарк!» Юмор был очень качественным, но его было ничтожно мало.

Почему Rolling Stones до сих пор вместе? Насколько я знаю, у них холодные отношения: пришли, без шуток-прибауток сделали свою работу, проехались по миру, еще раз обобрали его на миллиард долларов и снова разъехались по разным местам. Экономически им выгодно быть вместе, они – брэнд, на них придут посмотреть как на вымирающих диплодоков. Если бы наши артисты получали деньги, сопоставимые с западными коллегами, уверен, многие отличные команды, такие как "Оба-на", "Осторожно, модерн"  или наша  "ОСП-студия" до сих пор – и также продуктивно – работали бы вместе. А раз нет экономических оков, которые, как в сказке, связывали бы этот актерский веник, верх берут эмоции, и все дрейфуют в разные стороны.

Платите авторам 5 кг денег в неделю, и многие из них согласятся работать вдумчиво, а не наскребать ту же сумму приработками. У нас уже все научились делать: строить декорации, работать с камерой, платить деньги за зарубежные «форматы». Но до сих пор не научились придумывать. Хорошие авторы есть, но их очень мало. И гонорары абсолютно не адекватны их труду. Шутки станут хорошими, когда авторы прекратят писать тексты для КВН, «Аншлага» и Playboy одновременно, а когда каждый будет заниматься одним делом. Сейчас есть вменяемые люди, понимающие, что нельзя уже так жить. Возможно, как только страна немного подрастет экономически, у нас все изменится и в юморе.




 

в начало