Сергей Белоголовцев: «Такого, как Женька, еще не было в кадре!»

"Мир новостей" 4 апреля 2014

- Начну с того, что с телеканалом «Раз ТВ» я сотрудничаю. Там работает мой давний друг, известный в телевизионных кругах человек Саша Гольдбурт, который в свое время был редактором и у Сережи Супонева в «Звездном часе», и у Лени Ярмольника в «L-клубе», и у Коли Фоменко в «Империи страсти». С некоторых пор он возглавил этот канал, позвал меня делать программу, которая называется «Вторая натура», в жанре юмористического телеинтервью, я своих друзей сразу стал туда заманивать. И однажды Саша вдруг сказал: «Слушай, ведь Женька у вас окончил театральный вуз – может, попробуем?» А Женька действительно закончил театральный не так давно, выпускной спектакль он делал с известным режиссером Эдуардом Ливневым (театр Рубена Симонова), учеником Товстоногова,  по Санаеву – «Похороните меня за плинтусом». На нескольких инклюзивных фестивалях в Москве и Петербурге  он показал его и имел огромный успех, народ реально хохотал… В общем, на канале «Раз ТВ» есть такая программа - «Разные новости». В ней Женьке выделили небольшой блочок, сказали: пока мы будем давать ему новости, чтобы он их осмысливал и ретранслировал, а в дальнейшем, если все нормально пойдет, он сам будет эти новости находить.
- Сергей, ну у вас, думаю, никаких сомнений не было – в любом случае опыт положительный. Но сомнения наверняка были у Жени…
- Конечно, у нас не было сомнений. Во-первых, это и работа по профессии, и социализация, и вообще то, о чем мы мечтали и грезили. Ну, а во-вторых, это прецедент… конечно, не первый уже, потому что на «Дожде» девочка работала, сидя в инвалидном кресле. Но вот такого человека, как Женька, в кадре, по-моему, еще не было. Есть, правда, Сережа Кутергин, с которым я недавно познакомился и просто полюбил всей душой – это мальчик, тоже с ДЦП, который сейчас в «Камеди клабе», - его взяли резидентом, за что Гарику Мартиросяну и всем этим пацанам, конечно, огромный респект… А насчет сомнений Женьки… Самое смешное, он такой человек, который никогда не переоценивает степень опасности и сложности. Одно время заявлял всем на голубом глазу, что пишет книгу, скоро закончит. При этом до сих пор написано всего десять страниц. И насчет телевидения сказал: да, без вопросов. Я, конечно, немножечко опустил его на землю – дескать, Евгений, это же все не шутки, надо готовиться. Тут у него глазки-то забегали. Но мы с ним несколько дней сидели: читали, учили, искали интонации. И в принципе Женька готов был. А когда еще включили телетекст, - тут, как сам говорит, он совсем осмелел. Нас же с Наташей рядом не было, мы и не собирались, в общем-то, присутствовать на записи. Все равно же мы для него некий… ужас. Он боится ударить в грязь лицом; когда с кем-нибудь разговаривает, на нас косится – дескать, я глупости сейчас не говорю, нормально выгляжу? У нас ко всем детям очень высокие требования, Женька не исключение. Поэтому наше присутствие рядом дополнительный стресс. Да и вообще  для молодого человека достаточно странно с мамой приходить на работу.
- И как все прошло? Видели, что в итоге получилось?
- Я не буду смотреть до эфира, это точно: 3 апреля программа выйдет – тогда и посмотрю. Просто у меня сформировались некие свои приметы. Саша, приятель наш, а Женькин  начальник, сказал, что все было отлично - мне этого достаточно.
- Сам Женя доволен?
- Ну а как же – он ведь получил гонорар! Хотя мы этого не обговаривали, если честно. А тут ему заплатили какие-то деньги, и он просто счастлив, пригласил подругу в кафе, сам заплатил за несколько занятий иностранными языками, хочет еще купить букет цветов своему психологу – Наталье Александровне, которая с ним занимается много лет…
- То есть в принципе - эйфория?
- Вы понимаете, Женька такой человек. Он не то что лишен тщеславия, он просто… еще недостаточно повзрослел для этого. Хотя, конечно, ему приятно: вот, говорит, у меня будет зарплата, я смогу вам помогать… Да нет, - конечно, мы все безумно довольны, ведь это еще один шаг к его самостоятельности.
- А по специальности он не пытался устроиться? И вообще, кем хочет быть?
- Нам совершенно очевидно, что Женька не может конкурировать в полной мере со здоровыми артистами и телеведущими – и по отсутствию игровой практики, и по выносливости. Прошлым летом ему предлагали роль в полнометражном фильме, но, поняв, что съемочный процесс будет напряженным, мы решили не рисковать – боялись его перегрузить. Сейчас Женька, кстати,  работает еще с одним режиссером – они готовят небольшой спектакль  по Брэдбери. Когда будет готово, думаю, он сможет выступать с ним на фестивалях и в камерных залах. Я тоже туда не лезу, жду с нетерпением. Может быть, когда-нибудь что-то из этого получится. А кем он хочет быть?.. Это, честно говоря, такие темные закоулки его сознания! Идея поступления в театральный принадлежит директору одной из школ, в которой учился Женя.  Мы видели, что он выступает с успехом и не боится сцены, но не рискнули бы даже подумать о такой карьере. И тут нам говорят: «Жене надо в театральный». Мы, конечно, начали хохотать с Наташей во весь голос, а потом подумали: а чего бы не попробовать? Многие радийщики, видевшие Женькины выступления,  отмечали его голос: с хрипотцой, надтреснутый. Одно время мы его ориентировали на то, что, может быть, он будет заниматься озвучанием. И когда Женька делал какую-нибудь глупость, а я начинал отчитывать его, дескать: «Ну вот кем ты хочешь быть?», - он всегда отвечал: «Актером озвучания». Но сейчас, я думаю, он мыслит себя уже каким-то телевизионным человеком. Посмотрим…

Дмитрий Мельман

 


 

 

 


 

в начало