Журнал «Седьмой континент»

С.К. Зрители склонны отождествлять артиста с его экранным образом. Наверняка, вас спрашивают: "А у вас в семье как у Звездуновых из "33 квадратных метра"?"
Сергей: Спрашивают, конечно. Но мы на них совсем не похожи. Звездуновы — это такие утрированные персонажи, хоть и взятые из жизни. Я даже так скажу: если бы Звездуновы были нашими соседями по даче, мы бы с ними не общались, мы бы выстроили огромный забор с их стороны.
Наталья: Мы совсем не похожи на них. Единственное, Сережа также ужасно кричит дома (смеется). Но Сережа, безусловно, в сто раз тоньше, интеллигентнее, образованнее, талантливее.
Сергей: И не такой неудачник. Все-таки чего-то в жизни Сереже удалось добиться, а Звездунову, к сожалению, нет.
С.К. Говорят, если мужчина ничего не добился в жизни, значит, виновата жена. Ваша Наташа вас поддержала?
Сергей: Абсолютно. Когда я начинал делать первые шаги в шоу-бизнесе и на телевидении, мы жили в полном безденежье, да еще с тремя детьми (Никита, и близнецы Саша и Женя). Года два я просто не работал, только играл в КВН в команде родного Московского горного института, и, естественно, никаких денег за это не получал. И если бы в какой-то момент Наташа сказала мне: "Хватит дурака валять, хватит шуточки-прибауточки сочинять, пора зарабатывать деньги", думаю, мне действительно пришлось бы все бросить и идти зарабатывать. Но Наташа все стоически переживала. Более того, всячески меня вдохновляла и разделяла мои надежды и мечты.
С.К. Родители также верили в ваше будущее?
Наталья: И мои и Сережины родители были категорически против всех этих игр в КВН. Они были в ярости! Человек имеет хорошую профессию: инженер, горный мастер
Сергей: Может работать в метро. Строить канализационный коллекторы большой протяженности. А тут занимается какой-то ерундой.
К тому же эти два года я фактически сидел на шее у Наташиных родителей.
Наталья: Ну не сидел! Мы оба после Горного института поехали на Дальний Восток. Сережа там целый год работал мастером в руднике. Там нам удалось подкопить тысячу рублей — по тем временам сумасшедшие деньги. Вот мы в этот период их и тратили. А от родителей скрывали, что ездим на КВН-овские фестивали.
С.К. С тещей удалось сохранить нормальные отношения?
Сергей: С тещей отношения прекрасные. Мы шесть лет жили с родителями: 12 человек в 4-комнатной квартире, а сейчас — отдельно. Когда люди живут отдельно, они любят друг друга и никогда не ссорятся. Кроме того, родители помогли нам поднять детей, за что мы им благодарны бесконечно. А тогда ну, были какие-то бытовые истории, обычные для больших семей, которые на маленьком пятачке живут. К тому же был разгар перестройки, были какие-то идеологические расхождения…
С.К. Одни за коммунистов, другие за демократов?
Сергей: Дело даже не в этом. Например, напечатали Пастернака. Наташин папа говорит, что это плохой писатель. Ну, просто много лет вдалбливали в голову людям. Я говорю: "А мне понравилось". Ну, тут начинается спор, перерастающий в воспоминания Ленина, Сталина, Брежнева. Но я уже давно не спорю. Я стал спокойным и мудрым.
С.К. Наташа, Сергей вас покорил своим чувством юмора?
Наталья: Он был раньше очень тихий, внимательный и заботливый.
Двадцать лет назад у Сережи был просто ангельский характер. Его невозможно было вывести из себя. Совершенно беззлобный, очень терпеливый. А я позволяла себе быть более жесткой, эмоциональной. Хотя сейчас все поменялось местами... В то время у нас был замечательный молодежный коллектив, который перерос в команду КВН Московского Горного института. И Сережа сразу, как только появился, стал одним из лучших авторов, актеров. Но меня все-таки не это подкупило, а какая-то его трогательная забота. Он абсолютно идеально ухаживал. Все, о чем любая девушка может мечтать, у меня было: внимание, предвосхищение желаний…
С.К. Он наверняка заставлял вас смеяться?
Наталья: Да, он и сейчас, если настроение есть, заставляет смеяться меня и наших детей. Хотя дети искушены в юморе и могут сказать: "Не смешно, папа!", чем приводят его в состояние ярости (смеется).
Сергей: Не ярости, а холодной злобы. Нет, ну они и сами уже изо всех сил шутят, причем порой объектом шуток выбирают нас с мамой. За что получают по попе. Потому что им не позволено шутить про нас.
С.К. А критиковать?
Сергей: Позволено, но осторожно. У нас настоящая демократия. Кое-что позволено, на кое-что наложено жесткое табу. Кое-что может обсуждаться.
С.К. Свадьбу справляли весело?
Наталья: Это были временам сухого закона…
Сергей: И, тем не менее, все напились
Наталья: У нас было человек 40 гостей студенческих и примерно столько же родственников. Свадьба напоминала капустник. Друзья придумали юмористическую поздравительную программу. Шутили: "Водитель Белоголовцев врезался в гражданку Баранник" (это моя девичья фамилия), "окольцованная птица не поет". Причем, многие шутки Сережа сам инициировал. Но самым «смешным» было то, что из-за нашей свадьбы мы не попали в первый сезон большого телевизионного КВН после его возобновления. Игра была назначена как раз на день нашей свадьбы, но торжество мы перенести не захотели. И потом в КВН попали только спустя лет 5, уже съездив на Дальний Восток и родив трех детей.
С.К. Наташа, а вы не ревновали Сергея к его второй семье О.С.П.?
Наталья: Не к семье, а к работе, да. У нас однажды была на этой почве серьезная размолвка. Я просто сказала: "Либо ты уходишь с работы, либо я ухожу из дома". Потому что он …
Сергей: Злоупотреблял работой. Мы очень тяжело входили в телевизионный бизнес. У нас не было ни покровителей, ни родственников, которые могли бы помочь, замолвить словечко. Мы были просто квнщики, которых бродили сотни, и многие из них были гораздо известнее нас. И мы сутками на съемной квартире Александра Акопова (моего крестного отца в телевидении) возле Останкина писали, сочиняли. Я мог неделю не появляться дома. Притом, что у нас были маленькие дети!
Наталья: Восемь лет не было отпуска вообще никакого. А выходной — один в два месяца. Сережа отвыкал за это время от детей, не понимал, почему они кричат.
С.К. Это правда?
Сергей: Мне кажется, нет. Сейчас сложно об этом говорить, потому что это было все в каком-то бреду, угаре. Все мысли были только о работе. Но я же знал, что дома есть мама, которая не даст детям ни заболеть, ни проголодаться! Там все отлично. А мне надо вот здесь обязательно зацепиться, закрепиться, а потом уже вздохнуть. Зато сейчас я стараюсь, как можно больше с ними находиться.
С.К. Вы построили за городом дом. Это была мечта юности?
Наталья: Нет, мечта была иметь свою квартиру. И Сережка построил ее своими руками.
Сергей: Это был молодежный жилищный комплекс 90-х годов. Люди работали на стройке. Получали за это гроши. Но через 3-5 лет имели собственную квартиру. А что касается дома, - жить за городом это была Наташина идея, которой я, честно говоря, не очень горел. Но ее слово закон в семье. Потому что у нас лозунг: "Все лучшее маме!"
Наталья: Но это только последние несколько лет! (смеется)
Сергей: Ну, последние лет восемь. Но сейчас я увлекаюсь делами, связанными с домом, все больше и больше.
С.К. Сергей ведет программу «Спасите, ремонт», а сам полку прибить может?
Наталья: Он же построил квартиру своими руками. Другое дело, (смеется) года два назад мы в квартире меняли окна. И тут обнаружилось, что одно окно, которое Сережа сам вставлял, было вставлено вверх ногами. Оказывается, мы десять лет с этим жили.
Сергей: Строительство этой квартиры — а это было еще до начала моей телевизионной карьеры — мне настолько отравило жизнь, что несколько лет я вообще не брал молотка в руки. Мы приглашали мастеров даже для того, чтобы розетку прикрутить. У меня самого все валилось из рук: какая-то аллергия появилась к ремонту. Но сейчас я от этого излечился.
С.К. А отчего вы можете поссориться?
Наталья: Я могу с ним поссориться, если мне кажется, что он недостаточно внимателен ко мне или к детям.
С.К. И кто первым приходит мириться?
Сергей: Сережа. Потому что Сережа вывел для себя очень правильную, на его взгляд, формулу. Мужчина потому и мужчина, что он сильнее. Он берет на себя все самые трудные вещи в жизни: драться, зарабатывать деньги, поднимать тяжести и — мириться. Когда люди друг на друга злятся, очень трудно бывает сделать первый шаг. И его должен сделать самый сильный. А сильный — это мужчина. Я, даже находясь в какой-то жуткой ярости на Наташу, понимая, что она не права, все равно заставляю себя подойти и сказать: «Прости и давай дружить!»
С.К. Сделав карьеру с нуля, построив квартиру своими руками, вырастив троих детей, как вы сумели сохранить любовь друг к другу?
Сергей: Мы очень друг на друга похожи. Нам с Наташей всегда нравилось одно и тоже. Мы могли идти с разных концов галереи и встать у одной картины, вспоминать одни и те же эпизоды из фильма. И еще, наверное, какие-то тяжелые моменты в жизни нас сплоили. Одни разбегаются, не выдержав невзгод, а другие еще больше друг к другу прикипают. Сложно сказать. Все браки на небесах совершаются. Видимо, наш ангел на хорошем счету там у них, хорошо сработал.

Елена Карпенко

Фото Ольга Хабарова

 в начало